Зеленые

В палитре акрила Ладоги пять зеленых красок, из них две монопигментные — зеленая ФЦ и окись хрома, оставшиеся три производные.

Зеленый ФЦ

Пигмент p.G.7 синтезированый в 1935 году, как и его синий родственик (p.B.15 синяя ФЦ) — интенсивный, полупрозрачный и полуглянцевый. На основе его смеси с желтыми выпускаеться богатая палитра красок.

Разбеление зеленой ФЦ титановыми белилами.

Цвет с выраженным синим оттенком. В чистом виде слишком насыщенный и немного блестит, добавление белил исправляет это и придает укрывистость, а запас яркости пигмента не дает пропасть цвету даже при сильнейшем разбелении.

Слева смеси с черным и серыми, справа — красной-фиолетовой и красно-оранжевой.

С черным это повторяется, сильный фталоцианин не дает смесям превратиться в грязь, цвет просматривается. К нему комплементарен красный (смесь p.R.112 и p.R.2, красно-оранжевый цвет), он дает нейтральный темно-серый. Как уже писал в обзоре синих, с розовой темной (p.R.122 красно-фиолетовый) выдает ненасыщенный синий.

Слева три различных желтых смешаны примерно пополам с зеленой ФЦ, справа — изумрудные оттенки полученный смесью зеленой и синей ФЦ .

Естественно смешав с желтым получаеться яркий зелено-желтый, не укрывистый, как и цвета его сделавшие. Чем красней желтый, тем боле темный и менее насыщений цвет выходит. На картинке выше слева использована охра золотистая (p.Y.42 ненасыщенный желто-оранжевый), с ним получился самый не выразительный зелено-желтый, правей показан результат для желтой темной и лимонной (p.Y.83 желто-оранжевый и p.Y.3 желто-зеленый).

Пространства на цветовом спектре между синим и зеленым фталоцианинами не велико, их смесь дает оттеночный бирюзовый цвет.

Зеленые светлая и средняя, справа отдельно — изумрудная.

Зеленая светлая и средняя — две краски намешанные добавкой желтой светлой (p.Y.74 желто-зеленая). Отсутствуют белила (p.W.6 титановые конечно), которые есть в красках на основе зеленой ФЦ и желтых выпускаемых по отдельности, без них эти зеленые получились максимально яркие, но пострадала укрывистость и стабильность.

Выпускают два тюбика смеси зеленого и синего фталоцианинов — изумрудная и бирюзовая. Оба заметно разбавлены белилами, друг от друга отличаются незначительно.

Зеленая ФЦ напополам с оранжевой.

Оранжевая (p.O.73) сильно приглушает цвет и делает темней, не до черноты естественно. Видел в продаже у другого производителя подобный оттенок, но намешанный с вторичным оранжевым. Получаеться цвет близкий к окиси хрома.

Зеленый в других красках

Пигмент популярный, распространенный в художественных красках. По найденым данным в красках vallejo model color именно зеленая ФЦ используется в качестве единственного зеленого пигмента, богатую палитру зеленоватых оттенков уже получают мешая ее с другими пигментами, чаще желтыми и черными/белыми. Так же просмотрел используемые пигменты в Maimeri POLYCOLOR — похожая на Ладогу ситуация, интересно наличие темно-зеленого намешанного зеленой ФЦ, желтой и красным (приглушить и затемнить полученный из первых двух зелено-желтый). Предполагаю в Цитадельевких и Scalecolor, да и в других хоббийных акрилах картина аналогичная, седьмая зеленая прекрасно работает и дешева.

В отличие от студенческих и моделистких красок, у профессиональных художественных выбор зеленых пигментов значительно шире. На мой взгляд это обусловленно вкусами и предвзятостью привыкших или приученных к специфическим зеленым художникам, не вижу какой-то практической выгоды кроме как создания для себя палитры по вкусу.

Окись хрома

Неорганический пигмент p.G.17 — зелено-желтоватого цвета, укрывистый и стойкий. Цвет доллара, пигмент используется при его печати. Популярен у военных в качестве защитной краски, благодаря устойчивости (Абсолютная к влажности, высокая на свету. Не боится щелочей и кислот, также не страшны перепады температур) и слабое отражение в инфракрасном диапозоне. В Ладоге представлен одноименной краской, без добавления белил.

Разбеление окиси хром титановыми белилами.

Это слабая краска, ее запаса насыщенности не хватает для разбеления — цвет скоро пропадает, превращается в светло-серый с легким зеленоватым оттенком. Сама по себе окись хрома укрывистая, высыхая создает плотную шероховатую пленку.

Слева смеси с черным и серыми, справа — красно-оранжевой, красной-фиолетовой и фиолетовой.

В черном она исчезает, как и в белом — оттенки получаются грязным, с едва проглядывающей зеленью. Попробовал смешать ее с красными, результат темные оранжево-коричневатые цвета. Комплементарным к ней — фиолетовая темная (p.V.23 нейтральный фиолетовый).

Слева три различных желтых смешаны примерно пополам с окисью хрома, справа — оттенки полученный смесью с синей ФЦ .

Окись хрома с желтыми дает оттенки заметно теплей чем зеленая ФЦ с ними же, но опять портит слабость этой краски — проявляется грязь, нахватает цветности. Тем более нет смысла мешать с синей ФЦ, она пересиливает окись, цвет лишь чуть менее насыщенным делается.

Окись хрома примерно напополам с оранжевой.

Очередной грязный оттенок, окись похоже со всеми цветами дает темные, сероватые тона.

Видел в продаже краску намешанную из окиси хрома, желтого и белил — темный ненасыщенный зеленый вышел, вердацио называлась в честь одноименной живописной техники, в которой делали подмалевок серо-зелеными оттенками. В целом производители крайне редко выпускают краски намешанные с p.G.17, пигмент находит применение лишь сам по себе, большего из него не выжать.

Остаточный зеленый

В каждой краске присутствуют примеси разных цветов, идеальной не существует. В желтых есть капля зеленого и в синем есть его часть, если взаимно сократить комплементарными остальные цвета кроме зеленых — останется лишь зеленый и немного темно-серого.

Слева использовал желтую темную, в центре лимонную и охру золотистую в конце.

Естественно для получения такого зеленого из палитры Ладоги мешал с выше используемыми желтыми синюю ФЦ, единственно доступную альтернативу — ультрамарин не пробовал, но понятно что с сине-фиолетовым желтый дадут заметно меньше зелени.

Результат порадовал, легко получить любой необходимый зеленый. В сравнении с зеленой ФЦ — цвета вышли в районе нейтральной зеленой и зелено-желтой, предсказуемо менее насыщенные получаются, хотя это и плюс подобного подхода. С такими красками трудней ошибиться с излишней кислятиной в цвете, да и выбор цветовой гаммы через ограниченую палитру как раз и заключается в сдерживании доступного диапазона цветов или их насыщенности. Справедливости ради — тяжело каждый раз намешивать необходимый цвет, без опоры на тюбик с готовой краской.

Те же цвета и последовательно что и выше, но в смеси с сажой газовой.

С черным получаются горчичные и оливковые оттенки, если желтая сильно ближе к оранжевому — коричневый получается. Черные пигменту различаются в оттенках — чуть теплей или холодней, как уже писал в заметке о черных и белых:

В палитре Ладоги присутствует также второй черный пигмент, в имитации умбры натуральной используется смесь желтого с p.Bk 11 (черноватый оксид железа — наверняка чем то другой оттенок дает, чем дали бы желтый и сажа).

Синтетический оксид железа (p.Bk.11 черный с синеватым отливом, с бархатистой текстурой) не лучший вариант для применения в отдельности, читал что его трудно контролировать в живописи, пигмент создает пленку с специфической текстурой и это уже находит применение в имитации землистых красок. Смешанный с охрой (p.Y.42 скорей всего потемней оттенок взяли, близкий к сиене натуральной палитры Ладоги) оксид железа дает коричневатый с легким зеленым отливом, так же как и сажа газовая, но кроме это добавляет получившемуся цвету легкую бархатистость (Предполагаю идеально чистый пигмент не получишь, останутся поблескивающие частицы не окислившегося металла).

У сторонних производителей дешевого акрила находил краски аналоги умбры натурально и жженой намешанные из оксида железа черного и английской красной (p.R.101 не насыщенный красно-оранжевый), кроме того встречался смешанный черный — p.Bk.11 и p.Bk.7, давшие искрящийся не глубокий черный. Профессиональные художественные акриловые и масляные краски выпускают черный марс (коммерческое название краски на основа p.Bk.11 у Невской палитры) отдельным тюбиком.

Выводы

Зеленая ФЦ (чаще упрощенно зовут изумрудной) универсальная краска, с ее помощью получаеться широкий спектр оттенков зеленого, за малым исключением некоторых зелено-желтых. Важно не использовать ее в чистом виде, слишком кислотная — приглушать насыщенность и лишь затем писать. Охотиться за какими-то иными красками кроме зеленой ФЦ смысла нет, лучше не найти.

Окись хром в целом не самая полезная краска. Как ограничение палитре, т. е. без красок содержащих седьмую зеленую — можно использовать. К остаточным зеленым стоит так же присматриваться только в плане ограничения палитры.

Всевозможные оттенки полученные из смеси черных и желтых необходимо взять на вооружения, особенно в плане новых коричневых, что бы не использовать исключительно коричневые на базе оранжевого.

Стоит активней использовать серо-зеленые цвета, это не самый очевидный выбор для теней белого или серой основы, но вносит разнообразие и ломает ограничение при создании цветовой гаммы.

Яркий зелено-желтый никогда не будет укрывистым, ведь он состоит преимущественно из желтого.

Растяжка зеленого

Несколько тестов применение этого цвета, упрощенно в цифре. Исключительно мое субъективное мнение:

Базовое высветление или затенение.

Ничего особенного, высветление смесью небольшого количества желтого и белил, а затенение черным, либо красно-оранжевым. Главное свет не пережелтить, держаться в рамках зеленого.

Высветление на контрасте с синем светом/тенью.

Удачно в миниатюре выглядет добавление синего для цветового контраста, особенно при высветлении.

От нейтрально зеленого к желтому.

Градиент от зеленого к чистому желтому выглядит плохо, это уже даже не зеленый, а недоспелый или кислотный желтый получаеться.

От серо-зеленого к белому с голубоватым отливом.

Как иллюстрация к пожеланию чаще использовать серо-зеленый, он выглядит интересно в качестве тени белого или светло-серых, независимо от того холодный или теплый свет.

От насыщенного фиолетово-красного.

Цвет комплементарный к желтому, плохо работает с зелено-желтыми — между ними выходит дырка сероватого тона. Напротив с зелено-синим выдает приятный и сильный градиент, цвета достаточно далеки друг от друга (с синим фиолетовый близко, результат спокойней будет).

Отлично поясняется растяжка комплементарных на картинках в заметке о сложных линейных градиентах.

От коричневого на основе оранжевого, с красным акцентом.

Яркий зелено-желтый хорошо вытягивается от коричневых на оранжевой основе (смесь оранжевой и черной краски) — на контрасте по свету, цвету и насыщенности одновременно эта схема работает. Когда на миниатюре в зонах попавших в тень необходимо выделить детали — можно это сделать третим цветом, даже комплементарным или просто далеким от базового, такой акцент цветом как красный на примере выше.

Через светло зелено-желтый к персиковому, и версия с зелено-синим.

На удивление хорошо работает переход от светлых зеленых к всевозможным розовым. Неуверен, скорей всего с осветленными красками срабатывает контраст по цвету, при этом отсутствие контраста по насыщенности и тону не дает тонам отдалиться друг от друга. В принципе все пастельные цвета лучше гармонируют меж собой, да и темные не распадаются вместе, ведь они так же не сильно различаются.


Довесок

В очередной раз Мишель Пастуро, «Зеленый. История цвета». В третей книге серии множество повторений из предыдущих, не так интересно читать, тем не менее несколько выписок:

  • Судя по наскальным росписям в доисторические времена это не распространенный цвет. Люди окруженные зеленью природы воспринимали его нейтральным фоном.
  • Древние греки в своей лексике имели точные идентификаторы лишь для черного и белого, остальные цвета определялись относительно, например слово erythros обозначает целую гамму красных тонов. Чаще слова обозначали ощущения цвета — фактуру, степень яркости или любые другие характеристики без жесткой системы.
  • Латинский язык напротив имеет слово (viridis) для обозначения зеленого цвета. Несмотря на ассоциации со свежестью, мужественностью и здоровьем — это не популярная краска времен Республики, в городах даже рабы предпочитают ему в одежде коричневатые или темно-синие ткани.
  • В эпоху Империи положение постепенно меняется. Зеленый перестает восприниматься эксцентричным и непристойным цветом, все чаще присутствует в женской одежде. В мужском наряде так же редок, видимо по причине не совершенства закрепителей, зеленая ткань быстро выцветает.
  • Зеленый наряду с синим используются в нарядах команд выступающих на скачках, такие вульгарные и кричащие цвета подходят для цветовой идентификации.
  • Для древних египтян, как и для других народов Ближнего и Среднего Востока, зеленый напротив благодетельный цвет, отгоняющий злые силы.
  • В Средневековье этот цвет постепенно закрепился в христианском обряде, как промежуточный цвет. Священникам рекомендуется одевать в праздники для которых другие три основных христианских цвета (белый, черный и красный) не подходят.
  • Это традиционный цвет ислама. Согласно легенде у Мухаммеда был «зеленый период», в который он одевался и окружал себя тканями и предметами зеленых цветов, хотя обычно предпочитал белый. Пристрастие переняли последователи, а родственники пророка сделали зеленый династическим цветом. С XII века он превратился в объединяющий, священный цвет религии, имел исключительно позитивное восприятие.
  • Цвет крайне популярен в придворной жижни и рыцарских турнирах, но практически не нашел применение в геральдике (коэффициент использования в гербах менее 5%).
  • Отношение к зеленому меняеться на закате Средневековья, теперь это непостоянный двойственный цвет. Он так же цвет веселья и надежды, но появляется и его плохое воплощение — неустойчивый зеленый, дьявольский и ядовитый. В языках рождаются новые словосочетания для обозначения символического потенциала каждого цвета. Зеленый попадает в категорию подозрительных цветов (в плане морали).
  • Христианская иконография во времена Крестовых походов охотно перекрашивает красных дьяволов и демонов в зеленый цвет, возможно из-за почитания последнего среди мусульман.
  • Бледно-зеленый один из самых отвратительных цветов в то время, окрас мерзких созданий — змей, драконов, лягушек и сирен. Цвет плесени, гниения, разлагающейся плоти и призраков.
  • Из обширной литературы о демонологии 16-17 веков можно подчерпнуть различные сведения касательно зеленого: у ведьм зеленые глаза и зубы, они часто носят зеленое платье, готовят яды и колдовские зелья бледно-зеленого цвета, на шабаше их сопровождают черные и зеленые бестии.
  • Зеленые глаза, так же как и в Античности, имеют дурную репутацию: это признак злого нрава, хитрого и лживого ума, праздной и развратной жизни. Такие глаза бывают у предателей, вероломных рыцарей, у Иуды, проституток и колдуний. Самого дьявола иногда изображают зеленоглазым. И, если верить поговорки XVI века, мужчинам и женщинам с такими глазами суждено провалиться в его адское логово: «Сероглазых — в Рай, черноглазых — в Чистилище, зеленоглазых — в Ад».
  • Еще раз, такое негативное отношение зеленый обрел лишь в позднем Средневековье, ранее подобную роль играл черный и отчасти красный. Где-то с XIII-XIV веков наметилась тенденция повышения значимости черного и обесценивания зеленого.
  • Одна из причин падения популярности — запрет на получения зеленого красителя посредством смешивания желтого и синего. Альтернатива из натурных растительных красителей давала нестойкий бледно-зеленый.

В целом всю историю зеленый был противоречивым цветом, не пользующимся особой популярностью изначально. Только с середины двадцатого века его стали использовать повсеместно и стойко ассоциируют с экологией, весной и юностью.

В «Краткой истории быта и частной жизни» Билла Брайсона описан интересный момент о зеленом цвете:

Обои издавна красили пигментами, в состав которых входили опасные вещества: мы­шьяк, свинец и сурьма. А с конца XVIII века их к тому же нередко обрабатывали особым красителем — арсенитом меди, который был изобретен великим, но на удивление невезучим химиком Карлом Шееле (Его погубила страсть пробовать на вкус всё, с чем он имел дело).

Цвет, который при этом получался, стал очень попу­ лярен, и его назвали «зеленый Шееле». Позднее, с добавлением ацетата меди, пигмент сделался еще более на­ сыщенным, изумрудно-зеленым. Он использовался для окраски самых разных вещей — игральных карт, свечей, одежды, тканей для штор и даже некоторых продуктов питания. Но особенно он был популярен у обойщиков. Это было весьма небезопасно не только для них самих, но и для тех, кто жил в комнатах, оклеенных такими обоями. К концу XIX века 80% английских обоев содержало мышьяк, часто в очень больших количествах. Особым энтузиазмом отличался дизайнер Уильям Моррис, кото­ рый не только любил насыщенные мышьяком зеленые оттенки, но и состоял в совете директоров некоей фирмы в Девоне, которая производила красящие пигменты на основе мышьяка.

Во влажной среде — а в английских домах среда редко была иной — обои издавали специфический затхлый за­ пах, многим людям напоминавший запах чеснока. Было замечено, что в спальнях с зелеными обоями обычно не бывает клопов. Кроме того, вполне возможно, что именно из-за отравленных обоев на самом деле возникло и укре­ пилось мнение, что смена воздуха идет на пользу хрони­ ческим больным. Во многих случаях это действительно было так: больные попросту переставали медленно тра­ виться мышьяком.

И немного о цветах в целом:

Даже сейчас считается, что краски в колониальную эпоху были приглушенными. На самом деле в то время почти всегда пользовались глубокими, насыщенными, иногда даже пугающе насыщенными тонами. Чем ярче был цвет, которого вы могли добиться, тем больше вами восхищались. Прежде всего, насыщенные цвета означали большие затраты, поскольку для их приготовления требо­ валось много пигмента. К тому же следует помнить, что насыщенные цвета лучше видны в свете свечей, поэтому маляры старались взять краску поярче, чтобы она произ­ водила впечатление даже в полутьме. Внезапно выяснилось, что у Джорджа Вашинг­ тона и Томаса Джефферсона были цветовые вкусы как у хиппи. Впрочем, по сравнению с тем, что началось даль­ ше, эти вкусы вполне можно назвать сдержанными.

Когда во второй половине XIX века на рынке появи­ лись первые готовые краски, люди накинулись на них как одержимые. Стало модным не только красить яркими красками, но и красить одну комнату в семь-восемь раз­ ных цветов.
Если присмотреться внимательнее, можно заметить одну странность: во времена мистера Маршема как будто не существовало двух самых основных красок — чисто белой и чисто черной. Самая светлая из возможных кра­ сок представляла собой довольно скучный песочный от­ тенок, и хотя на протяжении XIX века белила постепенно улучшалась, лишь в 1940-х появилась по-настоящему бе­ лая краска на основе диоксида титана.
Отсутствие белил особенно заметно в Новой Англии, ибо пуритане не только не имели белой краски, но и во­ обще не красили свои дома (они считали это безвкусным). Так что все эти нарядные белые церквушки, которые мы ассоциируем с городками Новой Англии, на самом деле явление относительно недавнее. Что же касается стойкой черной краски, которую по­ лучали из смолы и вара, то она стала широко доступной только в конце XIX века. Поэтому блестящие черные па­ радные двери, перила, ворота, фонарные столбы, водо­ сточные трубы и другие элементы, столь характерные для улиц сегодняшнего Лондона, на самом деле появились не так уж и давно.
Если бы мы могли перенестись в эпоху диккенсовского Лондона, нас бы поразило отсутствие черных краше­ных поверхностей. Во времена Диккенса почти все железные детали были зелеными, светло-голубыми или скучно­ серыми.

23 сентября   как?   Ладога
Популярное