8 заметок с тегом

Ладога

Попытка разобраться в субтрактивном смешивании цветов рассматривая из чего состоят современные краски и как применяются, на примере дешевой серии ученического акрила «Ладога». Обзорная заметка и отдельно по цветам:

Красные
Фиолетовый
Оранжевый
Желтые
Зеленые
Синие
Черный и белый

Красные

Дошла очередь до последнего цвета.

Растяжка охватывающая 30° красной части цветового спектра. В осветленном виде изменение оттенков заметней.

Диапозон красного

В цветовом спектре от красно-оранжевого до красно-фиолетового достаточно широкий диапазон, но визуально сливающийся в один сплошной насыщенный цвет.

«Английская красная», «красная», «краплак красный», «карминовая» и «розовая темная».

В Ладоге такое не блистающее разнообразием пространство перекрыто красками на базе пяти пигментов из четырех разных групп. Всего же в серии выпускается 8 тюбиков.

Буду рассматривать их чистый цвет, осветление титановыми белилами, затенение черным и зеленой («зеленой ФЦ», усредненным комплементарным). С другими цветами — нет, так как в предыдущих заметках все уже рассмотрено.

Хинакридоны

Довольно современная группа полупрозрачных синтетических органических пигментов умеренной насыщенности, варьирующихся в диапазоне цветов от оранжевого до красно-фиолетового (p.V.19, p.V.55, p.R.122, p.R.202, p.R.206, p.R.207, p.R.209, p.O.48 и p.O.49). Впервые синтезированная в 1935 году и доведенная до промышленного выпуская через 23 года. В настоящие время, в художественных красках прочно занимают нишу крайних красно-фиолетовых.

Светостойкие, не дорогостоящие в производстве и экологичные (можно получать из возобновляемого растительного сырья). Нашли применение в художественных, промышленных и автомобильных красках, а так же во всевозможных печатных чернилах. Оранжевые оттенки p.O.48 и p.O.49 больше не производят, они потеряли привлекательность в качестве автомобильной краски, а среди художественных хватает более интересных альтернатив этого оттенка.

В палитре Ладоги приставлены два самых распространенных пигмента семейства — красно-фиолетовый p.R.122 и близкий к нейтрально красному p.V.19 .

По видимому использована гамма модификация девятнадцатого фиолетового, которая красней сто двадцать второго красного. В случае термообработки получиться бета модификация, заметно более сдвигающаяся в сторону фиолетового оттенка. Не могу сказать точно почему у таких двух разных вариаций один пигментный индекс фиолетового, предполагаю их молекулярная структура крайне похожа и было проще оставить один на двоих.

Первым рассмотрю p.R.122, тюбик «розовая темная» (пигмент немного токсичен между прочем, избегайте попадания внутрь):

Разбеление «Розовой темной».

Краска дает красный цвет с выраженным фиолетовым отливом. Запаса ее средней окрашиваемости хватает что бы насыщенность сохранялась и при значительном разбелении. Осветление делает значительно более заметным фиолетовый отлив, думаю по причини чувствительности глаза к таким телесным цветам.

Чернение «розовой темной». Слева смесью с «сажей газовой», справа — «зеленой ФЦ».

Черная краска даст грязный красно-фиолетовый и так, как хинакридоны полупрозрачные, средней силы окрашиваемости — в смесях с большим количеством укрывистой черной (p.Bk. 7) вовсе выпадают.

С зеленым выходит получить темные не насыщенные оттенки от фиолетового до сине-зеленого. В роли комплементарного сюда бы точней подошел какой-либо зелено-желтый, но по факту и в смеси с «зеленой ФЦ» выходят живые, переливающиеся тени.

Как описано в предыдущей заметке, эта краска необходима для получения слабо насыщенных фиолетовых и довольно сильных фиолетово-красных. В целом у нее широчайший диапазон смешивания.

Теперь второй доступный в Ладоге хинакридоновый пигмент — p.V.19, тюбик «карминовой».

Разбеление «карминовой».

Краска включает его и меньшее количество описанного выше сто двадцать второго красного, цвет девятнадцатого фиолетового (гамма мод.) пигмента нейтральный красный, для сдвига ближе к фиолетовому и добавлен красно-фиолетовый пигмент. Чуть ниже будет описана «карминовая» краска, на которую p.V.19 был бы сильно похож, а два одинаковых цвета в палитре не нужны.

При незначительном разделении держится в рамках красного, цвет даже становиться более плотным. Напротив, так же как и с «розовой темной», значительное разбеление делает более заметным фиолетовый отлив (чуть менее интенсивней предыдущей рассмотренной).

Чернение «карминовой».

Похожая картина в затемнении черной, но с «зеленой ФЦ» получаются заметно менее насыщенный фиолетовый и синий.

Цвет называемый Манжетой похож на такие красно-фиолетовые, в максимально насыщенной точке. В четырех цветной печати (CMYK) выбран что бы закрыть проблемную конечную красную и фиолетовую часть спектра. В оптическом смешивании с голубым цианом получаются не самый слабый фиолетовый и синий, ну а с желтым красный и оранжевый.

Кармин — одно из названий кошенили, красного красителя и заодно оттенка красно-фиолетового цвета.

Дикетопирролопиррол (ДПП)

Об этой группе пигментов писал в заметке об оранжевом.

Разбеление «краплака красного».

Пигмент p.R.264 нейтрально красного цвета с легчайшим фиолетовым отливом, чаще называемый рубиновым. Средней красящей силы, розовый полученный на нем немного менее насыщенный в сравнении например с ниже рассмотренным тюбиком «красной».

Краплак — название не предельно яркого, слегка темноватого красного цвета, произошедшее от искажения одного из немецких названий марены. Оно хорошо пошло бы други краскам, например на основе синтетического ализарина p.R.83.

Чернение «краплака красного».

Оттенок красного сдвинулся в сторону от фиолетового и предсказуемо затемненные версии стали ближе к коричневатому (содержится больше оранжевого, который в затенении и есть коричневый). Сажа газовая позволит получить темные красно-коричневые оттенки. Напротив «Зеленый ФЦ» теперь точней попадает в комплементарную позицию, чернение им дает полупрозрачные оттенки от сочного коричневого до темно серого с небольшим синим отливом.

Нафтолы

Группа синтетических веществ разработанная в 1911 году и через десятилетие ставшая применяться художниками. Это интенсивные яркие пигменты перекрывающие собой спектр от оранжевого до красно-фиолетового, но зачастую обладающие слабой светостойкостью. B художественных красках наиболее популярен и распространен красно-оранжевый p.R.112, благодаря хорошей светостойкости и не токсичности (условной, его пигментный порошок может вызвать раздражение слизистых и дыхательных путей).

Примерный перечень пигментов группы: p.O.5, 24, 38; p.R.2, 3, 5, 7, 8, 9, 17, 22, 23, 120, 146, 150, 170 и некоторые другие редко используемые красные; p.V. 13, 25, 44 и даже один коричневый — p.Br.1.

Такое разнообразие синтетических пигментов (этой группы и многих других рассмотренных в предыдущих заметках) обусловленно углеродной структурой позволяющей его атомам соединяться в разнообразны структурах, а затем присоединять к таким же структурам либо атомам других веществ, создавая необозримое количество молекулярных комбинаций. Большая часть из которых азо красители (соединение углерода и азота).

Сто двенадцатый красный применим в производстве чернил, пластика и косметике, в губной помаде особенно.

Итак, в палитре Ладоги есть тюбик «красной» содержащий p.R.112 и p.R.2 (не знаю почему так, может это способ немного увеличить светостойкость.)

Разбеление «красной».

Полупрозрачная краска красно-оранжевого цвета, запас окрашивания позволяет держать насыщенный тон даже при сильном осветление.

Чернение «красной».

Оттенок еще сильней склонился в сторону оранжевого, затененные версии теперь точней попадают в нейтральный коричневый. При том, в смеси с «зеленой ФЦ» выходят чуть менее кричащими.

Гидроокись железа

Об этой группе пигментов писал в заметке о желтых.

Теперь рассмотрю красный пигмент p.R.101 — термообработанную ржавчину. Кстати видео приготовление такого пигмента. Оксиды железа широкого спектра оттенков, прокаливание изменяет их цвет в сторону красноватого, конечный результат для одно и того же сто первого сильно зависит от оттенка исходного сырья и времени кальцирования.

Разбеление «английской красной».

Укрывистая тусклая предельно красно-оранжевая краска, на грани коричневого цвета. Ее осветление выдает бледно-розовые тона, немного попадающие под телесные.

Чернение «английской красной».

Опять же затенение даст коричневые, при этом «зеленая ФЦ» предпочтительней «сажи газовой» (более разнообразные оттенки получаются).

Композиция красного

Обзор был бы не полным без поверхностного рассмотрения сочетаний условного красного с другими цветам, в каких случаях оно получаеться интересным.

Зеленый комплементарный к нейтральному красному, соответственно для красно-фиолетового точней подойдет зелено-желтый, а к красно-оранжевому зелено-синий. С ними выходят крайне контрастные сочетания и во избежание чрезмерно кричащей гармонии приходится один из цветов глушить тем или иным способом.

Стоит делать один доминирующим по количеству или даже лишь акцентом, но даже в таком случае эти цвета могу продолжать спорить за внимание, тогда стоит усилить различие снижением насыщенности одного из них и увеличением различия в контрасте по светлоте.

По видимому, лучше работают сочетания с доминирующим, приглушенным зеленым. Красный сильнейший цвет и так, как его оттенки трудней различать (в отличие от других участков спектра) — объекты покрашенные им могут сливаться в одну насыщенную сигнализирующую область. Не стоит им злоупотреблять, особенно в миниатюрной росписи. Предпочтительней использовать его как наиболее яркий акцент или дополнение к зеленому.

Уменьшение насыщенности красного, то есть превращение его в розовый либо красно-коричневый, создает более умиротворенную гармонию с зеленью, но все равно интересно контрастную благодаря сохраняющемуся отличию в цвете. Про розово-зеленую схему упоминал в заметке о зеленой, об коричнево-зеленой в заметке о оранжевом.

Красный хорошо работает с ахроматическими цветами, с серыми оттенками зеленого и синего. С черным, как и с белым получаются контрастные сочетания, для лучше гармонии стоит брать чистый, насыщенный красный и в противовес ему чуть меньшее или доминирующее количество ахроматического цвета в крайних проявлениях. Цветовая схема с белым выйдет спокойней, поглотит часть яркости красного, а черный наоборот усилит.

С чистым серым определенно выходят более скучновато, но введение в него оттенков комплементарного зеленого или синего добавит каплю оживляющего контраста по цвету.

Чуть менее контрастны гармонии с синим или голубым, в которых приятней выходят акценты тем или другим цветом, не такими назойливо кричащими как с зеленым.

Неплохие сочетания дает лимонный желтый, в заметке о желтом показаны примеры. С желто-оранжевыми и фиолетовыми будут гармоничные родственные гармонии, не рассмотренные в виду их очевидности.

Другие производители

В Maimeri Polycolor, серия акриловых красок на которые ориентируюсь в первую очередь при сравнение, ожидаемо представлены оба хинакридона (p.R.122, p.V.19), обязательно оксид железа (p.R.101) и ДПП (чуть более распространенная версия p.R.254). Касательно нафтолов — есть уже рассмотренный p.R.112 и три других азопигмента, не знаю чем вызвано такое разнообразие, но и у других производителей часто выпускаются различные красные краски из этой широчайшей группы пигментов.

Раньше Vallejo MC и сейчас в более продвинутой серии акрила «Мастер класс» используется токсичный кадмиевый красный (p.R.108), производители именно его стараются замещать ДПП красным.

В художественных красках гораздо шире разнообразие красной окиси железа, до десяткой оттенков. В ярких красных в основном кадмиевые пигменты и различные более современные азопигменты.

Выводы

У любого нормального производителя всегда будет широкий выбор акриловых красных красок. Не стоит брать все, достаточно приобрести пару ключевых. Таким будут укрывистая красная (оксид железа p.R.101) и пара крайних оттенков — красно-оранжевая (нафтол p.R.112) с красно-фиолетовой (хинакридон p.R.122). В случае крайней необходимости, под конкретный проект можно приобрести специфическую красную (ДПП p.R.264), когда потребуется например нейтральный красный немного более живого и насыщенного оттенка, чем дают смеси с доступными красными. Хотя никто не запрещает взять иную подборку цветов, создав тем самым ограниченную палитру под себя, главное не запутаться в предлагаемом разнообразии оттенков.

Из красных красок Ладоги для себя выбрал ровно то же, на чем акцентирую внимание, то есть активно пользуюсь тремя: «Английской красной» «Розовой темной» и «Красной». Крайне редко теперь стану применять и «Краплак красный», не вижу особого смысла использовать «Карминовую» (с легкостью заменяется другими цветами).

В основном это полупрозрачные краски, добиться сочного покрытия в максимальной насыщенности можно работая лишь по светлой подкладке. В отличии от желтого, который можно без особого страха уплотнять белилами, красный получиться аккуратно лишь на немного укрепить белилами. Стоит подумать о цветной подложке, желтой для красно-оранжевого и легкой фиолетовой под красно-фиолетовой, по полной использовав тем самым доступную прозрачность красок, придав глубину цвету покрытия.

Единственный укрывистый красный — оксид железа p.R.101, значительно расширяет и упрощает работу со слабым красными, грубо говоря это основной красный пигмент. Не яркий, но в большинстве случаев излишняя насыщенность не нужна. Хорошо проявит себя как основа под базовый телесный (смесь с желтыми охрами и белилами в различных пропорциях) и практически готовый красно-коричневый, во всех случаях где необходимо подмешивать красный, но требуется сохранить как можно большую не прозрачность новой смеси.

Чуть большее разбеление красного даст розовый, воспринимаемый другим цветом. Два способа избежать этого, первый не осветлять избыточно (оставаться в рамках реалистичного внутреннего контраста между светом и тенью, для темноватого по природе красного который не большой), а второй — изменять или сдвигать чуть в сторону оттенок осветления (добавить в свет оранжевого или красно-фиолетового).

История

Мишель Пастуро, «Красный. История цвета». Четвертая и предпоследняя книга этой серии, надеюсь заключительную сделает сборником о мало упоминавшихся ранее цветах. Часть из запомнившегося и некоторые выписки:

  • Еще раз, красный один из первых трех цветов человечества, два других — белый и черный. Кроме того долгое время это синоним цвета как такового.
  • Автор акцентирует внимание что при изготовлении пигмента в каменном веке трудность заключалась не столько в добыче исходного материала, сколько в его пере­ работке и дает пример одного из древних рецептов пигмента: ...извлечь из земли пластинчатые кристаллы гематита, отмыть их, отфильтровать, истолочь в ступе, а полученный красноватый порошок смешать с полевым шпатом и развести растительным или животным маслом, чтобы пигмент принял нужный оттенок или чтобы он лучше закрепился на окрашиваемой поверхности скалы, — со­ всем другая, гораздо более трудная задача. Однако эта техника уже была доступна художникам из Нио, Альтамиры, Ласко и других пещер или даже создателям более ранних росписей в Коске и Шове.
  • Eгип­тяне достигли не меньших успехов и в создании оттенков красного: они научились изготавливать пигмент из различных веществ как раститель­ного, так и животного происхождения — марены, кошенильного червеца, пурпура. Для этого они брали фрагменты ткани, окрашенной в красное, и извлекали из них остаток красящего вещества, который путем химичес­ кой реакции осаждали на измельченный до порошкообразного состояния минерал; полученное таким образом вещество и становилось красителем. Впрочем, пигмент можно было добыть и без таких сложностей: различные виды желтой охры подвергались вывариванию и превращались в красную охру.
  • Если цвет не получил названия, это не значит, что он остается невидимым: причина в том, что у людей никогда (или разве что очень редко) не бывает случая назвать его. Для людей древности существовало два главных «референта» красного — кровь и огонь.
  • В некоторых культах, например в греческом культе Диониса, кровь уже достаточно рано была заменена вином: эта замена способствовала тому, что обычай приносить в жертву животных стал постепенно забываться. Теперь не кровь, а вино возливают на алтарь, орошают им землю и огонь, окро­ пляют жрецов и собравшийся народ. В самом деле, вино это эквивалент крови, но не обычной крови, а особенной: речь идет о крови виноградной лозы. И она тоже эликсир жизни и бессмертия, источник энергии, здоро­вья и радости, символ познания или инициации. Она утешает страждущих, вдохновляет поэтов, всем приносит удовольствие. Виноградная лоза сама по себе тоже дар богов, и вино понимается то как их собственная кровь, то как приносимая им жертва. Каким бы ни был реальный цвет вина, в сим­ волическом плане оно всегда ассоциируется с красным, и так будет продол­ жаться вплоть до наших дней: сегодня белое вино по сути вином не счита­ ется. Дионис, бог виноградной лозы и вина, часто изображается в красной мантии или с румяным лицом, а порой и с рыжими волосами. Как и всем богам, Дионису неведомо опьянение: в это специфическое состояние впа­ дают одни лишь смертные. Вот почему для смертного не напиваться зна­ чит показать себя достойным богов. Слабые и развращенные люди, тираны и варвары на это не способны.
  • Еще раз о цветной античности: Однако не следует забывать о периодизации: так же как и в древнем искусстве Ближнего Востока, в греческой архитектуре и скульптуре изобилие красных тонов отмечается в архаическую эпоху; в классическую эпоху их доля уменьшается, а к эпохе эллинизма становится незначительной: с течением времени цветовая гамма, используемая живописцами, неуклонно расширяется. Пора навсегда отказаться от шаблона, который оставили нам в наследство историки и искусствоведы неоклассицизма: от образа строгой, белоснежной Греции. Это глубокое заблуждение: греки любят яркие, контрастные тона, их роспись по камню — настоящее буйство красок.
  • Для создания различных оттенков красного римским художникам требуется больше пигментов, чем для гаммы тонов любого другого цвета: это уже само по себе доказательство главенствующей роли красного цвета и его популярности на всем пространстве Римской империи. Мы уже упоминали красную охру, гематит и киноварь, хорошо известные древним египтянам и грекам. Гематит в Риме, по-видимому, используется уже не так широко, во всяком случае для изысканной живописи, зато киноварь в большой моде, несмотря на ее высокую цену и вредность (это сильнейший яд). Например, она сплошь и рядом применяется в настенной живописи Помпеи для соз­ дания фона, причем всегда кричаще ярких тонов. Отсюда и красная доми­ нанта в оформлении стен многих вилл, владельцев которых мы сегодня не побоялись бы назвать нуворишами. В самом деле, Плиний объясняет нам, что киноварь стоит «в пятнадцать раз дороже африканской охры» и что по цене эта краска не уступает «александрийской синей», то есть тому само­ му египетскому синему, о котором мы упоминали выше, самому дорогому из пигментов Античности. В I веке нашей эры киноварь высшего сорта добывают на рудниках Альмадена, в самом сердце Испании. В Рим ее до­ ставляют в виде минерала, затем обрабатывают в многочисленных мастер­ ских, находящихся у подножия Квиринала. Это настоящий промышленный район, оживленный, шумный, зловонный и нездоровый. Есть и другая разновидность киновари, попроще, ее добывают в недрах вулканических гор Апеннинского хребта, но живописцы Помпеи, очевидно, пренебрегают этой краской: их заказчикам нужно только самое лучшее, самое дорогое, поражающее воображение.
  • Античная киноварь — это природный сульфид ртути. Изготавливать ее искусственно в то время еще не научились. Это произойдет только в эпоху раннего Средневековья, когда в Европе появится новый синтетический пигмент — вермильон.
  • Среди красных минеральных пигментов, которые использовали художники Рима (и всей Римской империи, поскольку всюду, или почти всюду, на ее территории краски у живописцев были одни и те же), назовем еще реальгар, природный сернистый мышьяк, который мы уже упоминали в связи с живописью Древнего Египта, и сурик, искусственный пигмент, получаемый путем нагрева свинцовых белил до очень высокой температуры. С термином «сурик» (minium) у римских авторов происходит, пожалуй, самая большая путаница. Это слово обозначает у них то собственно сурик, красную краску на основе свинца, то киноварь (у Плиния), то смесь раз­ личных минеральных пигментов, вписывающихся в гамму красных тонов. Действительно, римские художники и римские ремесленники часто пользо­ вались смесью красок, в отличие от египетских, которые прибегали к этому крайне редко. Так, например, чтобы получить изящный красный цвет, они пережигают свинцовые белила вместе с rubrica (красной охрой). А чтобы придать блеск гематиту, добавляют в него киноварь. В Древнем Риме приготовление красок часто превращается в сложную технологию.
  • Марена обладает высокой окрашивающей способностью, дает замечательные красные тона, насыщенные и разнообразные. Но у всех у них есть недостаток: они матовые. Поэтому греческие и римские красильщики предпочитают марене другой пигмент. Он, конечно, дороже и производить его гораздо сложнее, но он дает более яркие оттенки красного. Это кермес, пигмент животного происхождения, его делают из высушенных насекомых, которых собирают на листьях различных деревьев и кустарников, растущих на побережье Средиземного моря, в основном на листьях дубов. Красящее вещество выделяют только самки, и собирать их надо только в определенный момент, когда они собираются откладывать яйца. Насекомых окуривают па­ рами уксуса, потом высушивают на солнце, и они превращаются в некое по­ добие коричневатых зерен (granum); если истолочь эти зерна в ступе, из каж­дого выделится капелька жидкости ярко-красного цвета — это и есть пигмент. Он дает стойкие, насыщенные, сияющие тона, но, чтобы получить немного краски, необходимо огромное количество насекомых. Вот почему кермес стоит так дорого и применяется только при окрашивании роскошных тканей.
  • В самом деле, за свою долгую историю римские красильщики достигли больших высот в искусстве окрашивания в разнообразные оттенки крас­ного, фиолетового, оранжевого и желтого; в области черных, коричневых, розовых и серых тонов их успехи были более скромными; а в гамме синих и зеленых они не прибавили почти ничего нового к достижениям своих предшественников. Складывается впечатление, что кельтские и герман­ ские мастера умели работать с этими двумя цветами гораздо лучше, чем римские. Но они передадут свои секреты римлянам сравнительно поздно, только когда в Рим придут «варварские» моды — сначала ненадолго, это будет в I веке, при Нероне и первых Флавиях; а в следующий раз — в III веке, ког­да в женской одежде зеленые и синие тона начнут вытеснять все остальные.
  • О тканях окрашенных в пурпур: Они были признаком богатства и власти, к ним относились, как к сокровищам, в них одевали царей, военачальников, жрецов и даже статуи богов. На то были две причины: во-первых, этот пигмент таинственного происхождения окра­ шивал ткани в такие сияющие оттенки, которых не мог дать никакой другой краситель; во-вторых, они были удивительно стойкими и не выгорали на свету. В отличие от других пигментов, у пурпура окрашивающая способ­ность не слабеет с течением времени, а лишь усиливается и обогащается под воздействием света, причем не только солнечного, но и лунного, и даже от света простой лампы. Ткани приобретают новые, изменчивые, перели­ вающиеся оттенки цвета, которых не было вначале. Цветовая гамма — от красного до фиолетового, от фиолетового до черного, иногда среди про­ межуточных тонов встречаются розовый, красно-лиловый, синий, а затем все возвращается к красному. Когда люди смотрят на пурпур, им кажется, будто перед ними какое-то живое, магическое существо.
  • Добывать этих моллюсков, особенно purpura и murex, дело очень трудное. Их можно ловить только осенью и зимой: весной, в брачный пери­ од, выделения теряют окрашивающую способность; а летом они прячутся от жары на дне, зарываясь в песок или забираясь под скалы. Поэтому сезон рыбалки приходится на осень и начало зимы: purpura ловят в открытом море, в сеть-ловушку, на наживку; a murex у самого берега, на подводных скалах. Но самое главное — поймать и сберечь моллюска живым, потому что драгоценный сок он выделяет в момент смерти. Это секрет малень­ кой железы (древние считали ее печенью моллюска), которую надо очень осторожно извлечь из раковины, чтобы не повредить. Собранный секрет приходится подвергать многоэтапной обработке (выдерживание в соляном растворе, кипячение, выпаривание, процеживание), прежде чем сделать из него краску. Вот почему пурпур стоит так дорого. К тому же для извлече­ ния даже небольшого количества сока надо собрать громадное количество раковин; а в процессе создания красящего вещества теряется до 8о% сырья. Если верить Плинию и другим авторам, чтобы получить фунт (324 грамма) пигмента, пригодного для окрашивания, надо израсходовать пятнадцать или шестнадцать фунтов сока!
  • Но у людей Античности дело обстоит иначе. Цвет не существует как вещь в себе, как абстракция, самостоятельная и независимая; он всегда существует в привязке к некоему объекту, к явле­нию природы или живому существу, которое он описывает, характеризует или индивидуализирует. Разумеется, римлянин может сказать «я люблю красные тоги, я не люблю синие цветы», но ему было бы затруднительно заявить «я люблю красное и не люблю синее», не уточняя, о чем идет речь. А древнему греку, египтянину или еврею это было бы еще труднее.
  • В XII веке, когда во всей Западной Европе распространяется система богослужебных цветов, а затем появляются первые гербы и язык геральдики, этот процесс, по-видимому, завершается: отныне к цветам можно относиться как к отвлеченным, обобщенным категориям, лишенным какой бы то ни было материальности, красное, зеленое, синее, желтое могут рассматриваться вне своих носителей, независимо от их яркости, их нюансов, от соответствующих им пигментов или красителей, — в общем, как к некоей абстракции. И среди этих цветов, отныне живущих своей, самостоятельной жизнью, самый любимый — красный.
  • Пастуро естественно много внимание уделяет отношению к красному в христианстве, предельно упрощая — он как цвет крови Христа доминирует в церкве периода после окончания гонений, до позднего Средневековья.
  • С периода распада римской империи до исхода средневековья, красный главный цвет. Особенной его яркая насыщенная версия — цвет власти. Затем Реформация и Контрреформация значительно уменьшили его роль.
  • Такое же неприятие красного и вообще всех ярких цветов проявляется и в изобразительном искусстве, причем не только в Женеве, но и по всей протестантской Европе. Палитра художников-протестантов существен­ но отличается от палитры католиков. Иначе и не могло быть: ведь в XVI- XVII веках ее формируют проповеди пасторов и высказывания вождей Реформации об изобразительном искусстве и об эстетическом восприятии; впрочем, высказывались они на эту тему в разных ситуациях и в разные годы по-разному. Возможно, раньше всех свою позицию по отношению к изобразительному искусству и цвету сформулировал Кальвин; и многие художники-протестанты будут следовать его указаниям вплоть до XIX века. Кальвин не против изобразительного искусства, но считает, что оно долж­ но иметь исключительно светскую тематику. Задача искусства — наставлять людей либо восславлять Бога, изображая не самого Творца (что недопусти­ мо и чудовищно), а Творение. Соответственно, художник должен избегать пустых и легковесных сюжетов, склоняющих к греху или разжигающих по­ хоть, он должен в своей работе соблюдать умеренность, стремиться к гармонии форм и тонов, вдохновляться окружающим миром и воспроизводить увиденное. Самые прекрасные цвета — это цвета природы: синие и голубые тона неба и воды, а также зеленые тона растений, ибо они созданы самим Творцом, «от них исходит благодать». Но красному цвету, изгнанному из храма, недопустимому в одежде и в обстановке повседневной жизни, нет места и в искусстве.
  • Рембрандт, художник-кальвинист и про­тивник буйства красок в живописи, — полная противоположность другому гениальному мастеру, который жил в Антверпене тридцатью годами ранее: это Рубенс, ревностный католик и великий колорист, виртуозно умевший передавать великолепие красного во всех его оттенках.
  • В период с XVI по XVIII век красный цвет в повседневной жизни встречается все реже и реже. Постепенно он начнет восприниматься как отступление от правил, как некий сигнал или знак, и в этом качестве будет привлекать к себе еще больше внимания. Но пока что он по-прежнему вы­зывает ассоциации с блеском, любовью, славой и красотой, даже когда речь идет о цветке или плоде — например, о томате. Природный ареал этого рас­ тения — склоны Анд в Южной Америке; испанцы завезли его в Европу еще в начале XVI века, но европейцы признали его плоды съедобными лишь много лет спустя. В течение двух столетий томат культивировали как деко­ ративное растение, поскольку цвет его плодов менялся от зеленого к жел­ тому, а от желтого к красному, причем такому влекущему, чувственному красному, что мастера-красильщики не раз пытались воспроизвести этот оттенок. Многие авторы восхваляют его прелесть и изящество, считают его чудом и дают ему название «золотое яблоко» («porno de ого») или «яблоко любви». (по видимому это еще не культивированный томат, мелкий и кислый)
  • Символический потенциал красного особенно ярко раскрывается в устной литературе, в сказках и легендах, в баснях и пословицах. Поговорим подробнее о волшебных сказках, жанре, в котором хроматические термины встречаются не так часто, но всегда несут в себе очень важную смысловую нагрузку. По частоте встречаемости и по значительности сим­ волики здесь лидируют три цвета — белый, красный и черный. Речь идет о наследии глубокой древности, когда, как, например, в Библии, заметную роль играли только эти цвета, а все прочие, хоть и существовали, но оставались на заднем плане. Несмотря на возросшую оценку синего в Средние века, несмотря на богатую и неоднозначную символику зелено­ го, несмотря на упорную, многовековую неприязнь к желтому, в сказках и баснях Нового времени все, как и прежде, вертится вокруг триады белое- красное-черное.
  • Пышные придворные празднества дают неверное представление о XVII веке. Это век неспокойный, мрачный, порой беспросветный, как в плане повсе­ дневной жизни, так и в том, что касается менталитета и особенностей вос­ приятия. Сказанное относится, по крайней мере, к большинству населения Европы. Не прекращаются войны, повсюду свирепствует голод, ухудшается климат, сокращается продолжительность жизни. Если бы символом Вели­ кого века надо было избрать тот или иной цвет, то для этого лучше всего подошел бы не золотой цвет Версаля, а черный цвет нищеты.
  • Розовый не воспринимался отдельным цветов долгое время. На рубеже XIV — XV веков из завозимого азиатского красителя (древесину фернамбукового дерева) в Венеции стали производить пользующиеся популярностью розовые ткани. В след за этим художники и миниатюристы (другие, нормальные) на ее основе вырабатывает лаковую краску. Забавно, что тогда розовый считали производной желтого, так как последний стоял между красным с белым, и новый цвет не могу уже вклиниться вместо желтого.
  • Во Франции, в царствование Людовика XV, с легкой руки мадам де Пом­падур возникает мода на розовый в оформлении интерьера и домашней обстановки. Всесильной фаворитке нравится сочетание розового с небесно-го­ лубым, это два ее любимых цвета, и очень скоро они входят в моду по всей Европе. Розовый очень востребован и в одежде, причем его носят и женщины и мужчины: в те времена он еще не считается исключительно женским цве­ том. Зато в его истории уже произошел другой сдвиг: он больше не рассма­ тривается как особый оттенок желтого, а как смесь красного и белого! Со­ временный розовый цвет родился в X V III веке. Он получает новое название, связанное уже не с цветом человеческого тела или лица, а с цветочными ле­ пестками: роза порождает новый хроматический термин — розовый. К тому времени ботаникам и садовникам удалось вывести новые сорта роз, и розо­ вые цветы, которых не существовало ни в эпоху Античности, ни в Средние века, стали обыденным явлением. Однако все эти изменения происходят мед­ ленно, очень медленно. Во французском языке слово rose как прилагательное, обозначающее знакомый нам цвет, станет общепринятым только в XIX веке. Так же будет и в испанском (rosa), и в португальском (cor-de-rosa), и в немец­ ком (rosa). Что же касается английского pink, то вначале оно означает толь­ ко красящее вещество из древесины фернамбукового дерева и только много времени спустя станет означать получаемый от этого красителя цвет.
  • В придворных кругах этой эпохи красный чаще носят не на теле, а на лице. Никогда прежде, даже в самые развращенные годы упадка Римской империи, люди не злоупотребляли до такой степени румянами и различны­ ми косметическими средствами. И мужчины и женщины покрывают лицо слоем свинцовых белил, а губы и щеки подкрашивают не менее вредной крас­ ной краской на основе киновари. Тогда уже поговаривали, что свинцовые белила опасны для здоровья, но ради того, чтобы выглядеть, как принято, люди готовы были идти на риск. Белила используют в виде крема или по­рошка; лицо и шея — а у женщин еще и плечи, предплечья и грудь — должны быть белоснежными, чтобы вас не приняли за крестьянина или крестьянку, у которых лица всегда загорелые или обветренные, или за мелкопоместного дворянчика, который постоянно живет в деревне, на вольном воздухе. Лицо придворного должно быть как можно более бледным, поэтому действие свинцовых белил при необходимости можно усилить, приняв пилюли на основе мышьдка. В малых дозах (но не теряя своей ядовитости) он обесцве­ чивает кожу, так что становятся видны вены: и всем очевидно, что у данного мужчины или данной женщины действительно «голубая кровь». А можно применить и голубоватые белила, чтобы обозначить вены под кожей лба или на висках. Во второй половине XVII — первой половине XVIII столетия’ это считается верхом аристократизма и изысканности. За применение ядо­витых косметических средств часто приходится платить страшную цену: в 1720-1760-х годах среди тех, кто употреблял свинцовые белила и пилюли с мышьяком, было немало смертных случаев.
  • Культ «голубой крови», по-видимому, зародился в Испании на исходе Средних веков или на заре Нового времени. Аристократы стремились не быть похожими не только на крестьян и представителей сельской идальгии, но и на потомков мавров, которые в прошлом иногда смешивались с иберами. Голубоватая бледность кожи считалась доказательством чистоты расы и древ­ ности рода. Позднее мода на «голубую кровь» перекочевала из Испании во Францию и в Англию, затем распространилась на Германию и всю Северную Европу. К 1750 году она достигнет апогея. В это время аристократическое лицо бледностью должно напоминать луну, на лбу и на висках должны быть видны вены, а все неровности кожи и признаки увядания скрыты толстым слоем белил. Порой мужчины и женщины напоминают античные мраморные статуи. Но статуи с красными щеками и губами, ибо светский этикет требует, чтобы вы никогда не появлялись на людях без румян и помады.
  • В дальнейшем пробудившийся интерес к Античности и желание подражать древним, а затем революционные бури и наполеоновские войны пре­образовали светскую жизнь и отодвинули на задний план моду на избыточ­ но накрашенные лица. Мода эта, однако, не исчезает окончательно, просто в течение XIX века постепенно уступает место более сдержанной и более изящной манере краситься, в соответствии с новым освещением и новыми правилами светского этикета. Теперь только профессиональные жрицы люб­ви и женщины, стремящиеся вызвать скандал, злоупотребляют румянами и яркой помадой.
  • Часто к белому цвету белил и красному цвету румян и помады добав­ляется черный цвет так называемых «мушек», крошечных кусочков тафты, смазанных древесной смолой, в форме кружка, звездочки, полумесяца или солнца. Они предназначены для того, чтобы придавать лицу пикантность или подчеркивать белизну кожи. Мушки имеют названия в зависимости от места, куда они приклеиваются: между глазом и виском («убийца»), на се­ редине щеки («ветреница»), над губой («игривая»), на подбородке («скрытница»), на шее или груди («великодушная»). Предназначение мушки, как и всей тогдашней косметики — создавать иллюзию.
  • Дальше следует описание красного как цвета революции и угнетенных (Великая французская и наша революции, кроме них много меньших), наверно единственный политический цвет.
  • В наше время красный перестал быть мужским цветом (пропал из военной униформы), теперь яркие красные цвета в основном женские.

Напоследок

Вся эта серия самообучения по краскам вышла удачной, стал разбираться в них заметно лучше. Объективно было много недостатков и ошибок, где-то ляпнул недостоверное, поверхностно проанализировал или не точно передал цвет на фото, но в итоге удалось сформировать цельную картина по доступным акриловым краскам. После каждого обзора замечал насколько работа с рассмотренным цветом становилась легче, лучше подбирал цветовую гармонию на нем.

Дальше не стану целенаправленно углубляться в тему красок, крепкие знание более пригодились бы реставратору чем покрасчику миниатюр. С большим интересом займусь вопросом подбора цветовых сочетании, где мои знание дробные и неполные, надеюсь уложусь в небольшое количество заметок.

Касательно дальнейшей работой с акрилом Ладога — потихоньку добавлю/замещу ключевые применяемые цвета более качественным акрилом. По моему опыту западный художественный акрил средней ценовой категории превосходит его по окрашивающей способности на пяту часть или чуть меньше, на столько же удобней с ними работать. Кроме того, решил себя побаловать новыми красками выпускаемыми Scale75, рассчитываю получить предзаказ на руки в сентябре (не думаю что это замена Ладоги для меня, скорей любопытство попробовать моделисткие краски в тубах и попытка найти что-то дающее больше яркости для росписи фэнтэзюшных фигурок).

Для интересующихся насколько реставраторы заморачиваются с пигментами, стоит полистать справочник по художественным пигмента, выпущеный под патронажем Национальной галереи искусств США — 1, 2 и 3 тома. Последний четвертый пока не выложили, только в продаже найти. Со своей национальной дотошностью, американцы собрали всю возможную информацию примерно об четырех десятков наиболее значимых художественных пигментов в истории.

 Нет комментариев    253   1 мес   как?   Ладога

Фиолетовый

Добрался до предпоследнего цвета обзорных заметок по Ладоге. 

Диапазон фиолетового

Видимая часть спектра с одной стороны обрывается фиолетовым цветом, за которым следует не воспринимаемый человеком ультрафиолетовый.  

Цветовой спектр от фиолетовой-синей, до крайней фиолетовой-красной.

Этот цвет не столько распространенный сам по себе, сколько применяющийся в сочетаниях с красным и голубым для получение пурпура и синего цвета, с желтым — богатой коричневатой палитры, а так же варианта розового и обогащения серых тонов. 

Ну и заодно, фотолюминесценция — способность вещества реагировать на невидимую часть спектра переводом полученной от него энергии в видимый свет, чаще ультрафиолетовый свет выступает таким источником. Люминофор или просто реагирующее вещество «подсвеченное» невидимым светом станет испускать слабое видимое свечение, в случае флуоресценции только пока «подсвечены», а при фосфоресценции с длительным послесвечением.

В темноте или полумраке это особо заметно, для безопасного «освещения» исключительно ультиофиолетом достаточно изолировать в обычном свете лишь видимую часть спектра, как это сделано в лампе Вуда. При дневном свете можно добиться чуть большей яркости оттенка, на MV есть старая заметка о применение флуоресцентных пигментов в такой роли. У меня есть две баночки красок fluo (внутри видимо люминофор смешанный с пигментом, и оба близких оттенков) серии Vallejo Model Color, применение которых дает небольшой плюс в насыщенности по сравнению с Ладогой, но удобней брать более качественные краски нужно цвета с обычными пигментами.

В палитре Ладоги представлены два фиолетовых пигмента, при том один из них лишь примешивают к красным и будет упомянут здесь вскользь, а в основном в этом продукте и у других производителей акриловых красок применяют:

Диоксазиновый фиолетовый

Пигмент p.V.23 (и родственный p.V.37)— глубокого фиолетового цвета, в слабой степени полупрозрачный. Этот синтетическое органическое вещество производят в небольшом диапазоне оттенков, с красным или синим отливом (некоторые диоксазины немного различаются кристаллической структурой, что влияет на оттенок).

Довольно современный пигмент, созданный немецкими химиками в конце 1920-х годов, но производить и продавать стали лишь 1952 году. Так как он получается из карбазола диоксазина, иногда его называют — карбазоловый фиолетовый.

Крайне износа и светостойкий, не токсичный пигмент. Например, применяется как краситель в автомобильных красках, для крашения пластмасс и в чернилах.

У Ладоге выпускается в тюбике «фиолетовая темная» с небольшой примесью титановых белил, его и рассматривают в этой заметки. Есть так же «фиолетовая светлая», отличающаяся значительно большей добавкой белил и тюбик «синей», где этот фиолетовый пигмент смешивают с голубым ФЦ для получения выраженного синего цвета.

Разбеление «фиолетовой темной».

В чистом виде весьма темного цвета, относительно остальных красок серии довольно укрывистая. При разбелении цвет немного пропадает скатываясь в серый, не так быстро как в случаях с «окисью хрома» и «ультрамарином». 

В значительно осветленном виде становиться сероватым розовым, заметно теряя связь с исходным цветом. 

Чернение «сажей газовой» и смесь с серым (примитивным, из белой и черной красок полученным).

Затемнять такую темную краску нет смысла, разве что для получения особого оттенка черного. Для такого дела использовал исключительно краску с черным пигментом, подходящего комплиментарного из доступных в Ладоге не нашел. 

Комплиментарным к условному фиолетовому будет зелено-желтый. Чем ближе к красному фиолетовый, тем его дополнительный цвет больше сдвинется к зеленому, в случае фиолетово-синего станет более желтоватым. В палитре Ладоги зелено-желтые естественно только намешанные из желтого и зеленого пигментов, не стал фиолетовый с сними смешивать, либо делать свою смесь — для быстрой работы слишком запутано, да и особого результата не даст это, особо темней не сделаешь, а живописный серый в данном случае получаеться и чистой серой краской.

С другой стороны, смеси с серым дают замечательный живой оттенок. Когда в серый добавляешь оранжевые и красные — получившийся цвет воспринимается слишком близкий телесному, а фиолетово-серый в значительно меньшей степени так считываться. Уверен, для мастерского навыка подбора серых цветовых гамм, при имитациях металла например, надо освоить работу с добавкой фиолетового и серо-зеленым. Напротив серо-голубой же значительно более очевиден, привычен и знаком, а серо-оранжевые (они же серо-коричневые по сути) стоит применять реже.

Получения фиолетово-красной смесью с «розовой темной»

Он ближе к фиолетово-синему, для получения насыщенного фиолетово-красного необходимо смешать с самым ярким красно-фиолетовым из доступных в палитре Ладоги, выбрал «розовую темную» для этой цели. Из-за полупрозрачности этой красно-фиолетовой, новая смесь не очень укрывистая. 

Приглушение различными желтыми. Слева две плашки с «сиеной натуральной», а далее по две с «желтой темной» и «лимонной».

Как сказано выше, не нашлось желтого идеально подходящего на роль комплементарного к данному фиолетовому. Тем не менее, смесь с любым из желтых производит отличные коричневые оттенки. После взаимного сокращения некоторой части желтой и фиолетовой части цветового спектра в темно-серый остается достаточно оранжевого, который уже с этим темно-серым и дает коричневый. Оттенки более живописные чем сложные коричневые из вторичного оранжевого и черной краски, но менее укрывистые. Подойдут для затенения, даже в работе с телесным.

Фиолетовый полученный смесью «голубой ФЦ» и «розовой темной».

Конечно можно получить вторичный фиолетовый, не такой яркий как в монопигментной краске. Так как совсем не пользуюсь «ультрамарином» Ладоги, намешал его из «голубой ФЦ» и «розовой темной». Менее устойчивый и со слабо укрывистый, он может пригодиться только в ограничении палитры для создания цветовой гаммы.

Синий цвет, слева полученный смесью с «голубой ФЦ», справа — «зеленой ФЦ».

Важно уметь разделять синий и голубые цвета, в английском с этим проще, там он всегда называется синим. Голубой это синий более близкий к зеленому, «голубой ФЦ» как раз такой по цвету, а синий ближе к фиолетовому. У меня в палитре нет синего, предлагаемый Ладогой «ултьтрамарин» не устроил, в таком случае единственный способ его получить — мешать голубую с фиолетовым. Можно взять зеленую, но тогда выйдет довольно приглушенный оттенок. 

Другие производители

В целом в художественных акриловых красках чаще встречается диоксазиновый фиолетовый, по выше перечисленным причинам. Кроме него распространены хинакридоны, в Ладоге представлены своей фиолетовой версией — пигментом p.V.19, используемый для корректировки оттенка красного пигмента. Между прочим, к хинакридонам относиться и применявшаяся выше p.R.122 «розовая темная», подробней о этой группе пигментов напишу в заметке о красном цвете.

В Maimeri Polycolor встречается краска с p.V.15 — модифицированным пигментом искусственного ультрамарина. Крайне упрощая, полупрозрачный и более светостойкий чем рассматриваемый двадцать третий фиолетовый.

В исторической перспективе выделяются кобальт и марганцевый фиолетовые. Изобретенные примерно в 1860-х. Первый до сих пор используют не смотря на токсичность, в художественных масляных красках, вторые — прекратили, в виду их слабой силы тонирования.

Композиция фиолетового

Как и в предыдущих заметках о цветах, больше смотрю в сочетания с каким цветом получаеться достаточно контрастными и интересными.  

Гармонично работает с оранжевым, только надо обязательно делать один из них малость преобладающим, иначе такие достаточно близкие цвета слишком будут спорить за внимание. Близкий желто-оранжевый так же сосчитается, а вот более далекий желто-зеленый хорошо играет только в крайних позициях, должен доминировать, либо стать акцентом на фиолетовом.

Зелено фиолетовая композиция более спокойная, в ней стоит брать чуть большее фиолетового. Хорошо считаются все оттенки зеленого, но только светлые тона, иначе гамма выходит скучно темной.

Немного меняется ситуация с голубым цветом, он хорош в преобладании над фиолетовым. Между ними не так много разницы, поэтому один обязан доминировать, и это не фиолетовый, так как при его преобладании цветовая гамма вероятно свалиться в темноту, а отличий яркого голубого цвета не хватит для роли вытягивающего акцента.

Из сочетаний с ахроматическими получилось подобрать лишь вариант с черным акцентом, но для того пришлось брать фиолетовый поярче и светлей.

Из цветовых гамм с фиолетово-красным исключил оранжевый, так как цвета теперь гораздо ближе, чем в выше описанных случаях с фиолетово-синим.

В остальном картина та же, но есть стремление к немного большему количеству красно-фиолетово в комбинациях.

Выводы

Палитра всегда должна включать фиолетовую краску, фиолетово-синего цвета. Фиолетово-красную возможно получить только смешивая ее с доступным самым ярким красно-фиолетовым. 

Цвет редко когда будет использоваться сам по себе, но постоянно нужен в смесях. Надо уметь из него получать коричневые и серо-фиолетовые оттенки, можно так же использовать для добычи синей краски (из голубой).


В этот раз без исторической справки. Цвет молодой и не несет сложной смысловой нагрузки.

В следующей, заключительной заметке рассматриваю красные, обзор которых обещает быть огромным — в палитре Ладоги много пигментов этой группы, доступно изрядное количество литературы по истории красного цвета и кроме этого, напоследок мне надо глубже разобраться в технической стороне красок, что бы закрыть несколько мешающих пробелов в знании. Надеюсь не затягивать с этим.

 Нет комментариев    40   3 мес   как?   Ладога

Оранжевый

На удивление многогранный цвет представленный группой коричневых, телесных оттенков и насыщенного оранжевого в крайнем проявлении. 

Часть спектра с оранжевым в центре. Сверху обесцвеченная на четверть и осветленная в половину, снизу — так же, но затемненная.

В палитре Ладоги один монопигментный тюбик этого цвета — «оранжевая». Кроме него есть намешанный коричневый «сиена жженая» из вторичного оранжевого с черным.

Дикетопирролопиррол (ДПП) 

Пигмент p.O.73 — насыщенного оранжевого цвета с красным отливом, полупрозрачный и матовый. Относиться к группе современных синтетических органических дикетопирролопирроловых пигментов, запущенных в производство в 1986 году, через двенадцать лет после изобретения (создатели держали в тайне факт получение нового вещества пока не наладили промышленный выпуск). Светостойкость, устойчивость к химическим веществам и нетоксичность делает ДПП привлекательными пигментами, несмотря на высокую стоимость.

Группа состоит из двух оранжевых (p.O.71, p.O.73) да четырех красных (p.R.254, p.R.255, p.R.264 и p.R.274), из которых в Ладоге помимо названого присутствует «краплак красный» p.R.264. Семьдесят третий оранжевый благодаря стойкости и внешним качествам популярен в окраске автомобилей.

Разбеление оранжевой «титановыми белилами».

В чистом виде довольно насыщенная, даже кислотная. Отойдя в сторону — ради такой яркости в палитре необходим оранжевый пигмент, смешав красную и желтую не получишь столь же сильного цвета.

Осветленный оранжевый превращается в розовый, о котором подробней написано чуть ниже, стоит обратить внимание что чем светлее, тем отчетливей эти две версии одного цвета воспринимаются как совершенно разные.

Слева смеси с «сажей газовой», справа — комплементарной «голубой ФЦ».

Затенение так же изменяет до неузнаваемости, обращает в коричневый. С черной результат всегда имеет заметный оранжевый отзвук, так же смесь выходит относительно укрывистой.

Использование комплементарной краски дает более нейтральный оттенок, близкий к черному, наиболее темный из всех возможных пар. Кроме того смесь полупрозрачна, как и составляющие ее краски.

C «фиолетовой темной» слева и «зеленой ФЦ» — справа.

Смешивая с фиолетовой получаются красно-коричневатые оттенки, так же саму фиолетовую краску удобно приглушать оранжевым. 

Зеленая наоборот гасит большую часть красного, в остатке желто-коричневатый оттенок на пределе, еще немного в сторону зеленого и выйдет оливковый.

Остаточный оранжевый

Это один из трех вторичных цветов, производное красного с желтым. 

На практике иногда удобней получать богатую палитру телесных и коричневых используя оранжевый произведенный смесью красного с желтым, особенно из укрывистых железоокисных пигментов. Для проб с таким вторичным цветом ограничился тремя красными и двумя желтыми, в крайних их проявлениях. 

Слева «охра светлая», справа — «желтая темная» последовательно смешанные с «красной», «розовой темной» и «английской красной».

Смеси с красной-оранжевыми «красной» и «английской красной» предсказуемо дают выраженный оранжевый цвет, а с красно-фиолетовой «розовой темной» — слабый, заглушенный нейтральный красный.

Желто-оранжевая «желтая темная» с «красной» выдали оранжевый лишь немного не дотягивающий до чистоты семьдесят третьей оранжевой, лучший вторичный который можно получить.

Коричневый 

Есть в Ладоге и две готовые коричневые краски. Обе сложные, намешанные из трех пигментов.

«Умбра жженая» и «сиена жженая»

В «Умбре жженой» применили единственный в палитре коричневый пигмент — p.Br.6 смешанный с родственным одиннадцатым черным и красной гидроокисью. Краска с едва заметной фактурой, по видимому это досталось от составляющей ее черной.

Шестой коричневый — темного красно-коричневого цвета, укрывистый. Это синтетический неорганический пигмент, получаемый доработкой черного оксида железа p.Bk.11. 

«Сиена жженая» — зачерненный вторичный оранжевый, из желтой и красной гидроокиси железа. Краска дает покрытие с легчайшим глянцем. Эти три пигмента (p.Bk.6, p.Y.42 и p.R.101) прочно заняли нишу имитации землистых оттенков, ими сделано большенство коричневых в моделистких красках.

Попробовал получить похожий оттенок, наиболее близкий результат к «сиене жженой» выходит с преобладающим красным в смеси.

Кстати натуральные природные оксиды не добывают сейчас, произведенные из них пигменты p.Br.7, p.Y.43 и p.R.102 не найти, распространены лишь синтетические оксиды железа (цветовой индекс натуральных на плюс единицу отличается от синтетики).

Телесный цвет

Вынужден пересмотреть часть написанного о телесном в заметке «мутатавви’а, пошаговый покрас», меня занесло тогда с объяснением причин различия оттенков на коже, надеюсь исправиться:
 
Людям важно уметь видеть малейшие изменение в оттенки кожи собеседника, как дополнительном источнике информации о его здоровье, реакция на твои слова и действия, образе жизни и принадлежности к расе. Весьма усредненный телесный у европеоидов — до передела осветленный оранжевый, допуская значительный сдвиг в сторону красного, вплоть до выраженного розового телесного. 

Кожа человека полупрозрачная белая ткань цвет которой в основном формирует меланин, темный коричневатый пигмент усредняя, основная функция которого защита организма от ультрафиолетовых лучей. Его количество индивидуально, зависит от расы и окружающей среды. 

Практически не заметно воздействие другого вещества — каротина, светлый пигмент желто-оранжевого оттенка. У азиатов его концентрация наиболее высока, что придает их плоти легчайший желтый оттенок.

Это живая ткань пронизанная капиллярами, и так как она полупрозрачная, красная кровь участвует в формирование телесного цвета, добавляя выраженный розоватый оттенок. Раздражение кожи, чаще механическое или температурой, усиливает приток крови к «поврежденному» месту, заметно увеличивая долю красного в телесном на нем. Пальцы, нос и уши обильней пронизаны капиллярами, их цвет чуть красней и они легче подвержены раздражению. Эмоциональные реакции, чувства так же вызывают прилив крови к определенным областям, например застенчивость или гнев в крайних проявлениях. Кроме того толщина кожного покрова не везде одинакова — губы, соски и плоть возле слизистых более прозрачны. 

Вышенаписанное проще понять разглядывая фотографии альбиносов, вот лонгрид с добротными фото. Отсутствие меланина превращает кожу в белую простыню, но кровь продолжает просвечиваться придавая плоти розовый оттенок, выглядящий весьма не естественно на фоне привычного оранжевого телесного. Так же степень прозрачности наглядна при «цветение» подкожных гематом. 

Кожа между прочим достаточно глянцевая, это не так бросается в глаза из-за неровностей и светлого телесного цвета, но прийдется брать в расчет расписывая художественные работы. Например крася миниатюры «LotR» в студии ‘Eavy Metal проливают голубой краской район глазниц, что выглядит здраво и добавляет реализма, ведь условно все фигурки этой серии находятся при дневном свете на открытом воздухе, где рассеянный голубоватый цвет отражается в белках глазах и тенях кожи под надбровными дугами. А на темной коже негров глянец естественно заметней, обратите внимания на фотографии сделаный на открытом воздухе — сплошняком голубоватые отражения неба на лбу и висках.

Белок глаз белого цвета, глянцевый. Чаще всего находясь в тени отражает общий рассеянный цвет, благодаря чему может иметь любой оттенок в зависимости от окружения. Если в миниатюре нужно сделать глаза слабо выделяющимися — достаточно использовать базовый телесный для их покраса.

Можно обозначать вены под кожей, в малом масштабе условно конечно и в редких обстоятельствах. Например как на голове миниатюры Манфреда из WFB

Щетину красят приглушенной смесью телесного, серым либо готовой коричневой. Наносить лучше аккуратнейшим доттингом.

И так, чеклист покраса телесного в миниатюре:

  • Определиться с локальным цветом и не потерять его при высветление/затенение.
  • Учитывать правило работы с тоном, как писал в заметке о «черном и белом» — у светлой формы широкий внутренний контраст между светом и тенью, хотя тон тени далек от черного. 
  • Вводить дополнительные оттенки добавляющие живость коже, проще глазировками. Стоит выделять: пальцы рук и ног, уши, нос, под скулами, колени и локти, губы, район вокруг глаз.
  • Затенять без использования черной краски, а голубым или фиолетовым в большинстве случаев. Много белил и желтого в телесной краске, с черным легко скатиться к грязным серовато-зеленым оттенкам. Не пользоваться готовыми коричневыми красками, в них присутствует черный пигмент.

Это поверхностный минимум, в художественной работе вносит коррективы освещение, вкус и задачи покрасчика. 

Розовый цвет как широкое определение включает в себя осветленный оранжевый, красные и даже фиолетовый. Это рассмотрю в будущей заметке о красных, пока сделал картинку — различные типы розовых наглядно.

Не красил темную кожу, мало опыта по ней. Главное отличие от светлой — значительно большее количество пигмента меланина, благодаря чему такой покров менее прозрачен и следовательно красная кровь меньше участвует в формировании общего цвета.

Проект «Humanae» от бразильского фотографа Анжелики Дасс — подходящий референс для изучения локального цвета кожи человека.

Нашлась картинка поясняющая природу телесного. Ховард Лайон взял образцы в ключевых точках и показал их с максимальной насыщенностью, как видно везде оранжевый цвет, вплоть до крайнего красно-оранжевого. На желтый не стоит обращать внимание, он промелькнул только на белках глаз и волосах. Взята оттуда — «Встречайте серый цвет»,  перевод оригинального поста из сообщества muddycolors.

Другие производители

Среди оранжевых пигментов в художественном акриле преимущественно современная органическая синтетика, токсичные кадмиевые (p.O.20 и 23) стараются не использовать, а заменяют их близкими дешевыми и безопасными аналогами.

Кроме ДПП в художественных например встречаются бензимидазоловые оранжевые. Эти молодые не токсичные вещества, впервые появившиеся в 1960г, варьируются цветом от желтого до красно-фиолетового, светостойкие и яркие — привлекательный заменитель кадмиевых красок, но подводит цена по которой арилид желтый значительно более выгодный. В оранжевом у него напротив меньше конкурентов.

В Maimeri POLYCOLOR  два тюбика монопигментных оранжевых, с оранжево-желтой p.O.36 и чистой оранжевой p.O.62. Предлагается и намешанная телесная краска, что интересно из тридцать шестой оранжевой и фиолетово-красного хинакридона, вполне логичное решение для приглушение оранжевого с выраженным желтым вкраплением. 

Количество пигментов группы бензомидазолов доходит до двадцати двух (Желтые — p.Y.120, 151, 154, 155, 156, 175, 180, 181, 213. Оранжевые — p.O.36, 60, 62, 64, 72. Красные — p.R.171, 175, 176, 185, 208. Даже p.V.32 и p.Br.25 ).

В профессиональной серии акриловых художественных красок «Мастер-Класс», от той же «Невской палитры» — на ряду с ДПП (p.O.73) использован и токсичный кадмиевый p.O.20, применение которого обусловленно позиционированием красок как аутентичными тому, какие пигменты использовали мастера раньше. Таке же и желтые кадмиевые в дополнение к арилидам и диарилиду, кобальты p.B.28 и p.G.50. Увы, нигде нет упоминание об их опасности. Палитра красок включает «неаполитанскую телесную» — осветленной вторичной оранжевой, полученной из желтого арилида p.Y.74 и безводного оксида железа p.R.101.

Коричневый везде преимущественно черный оксида железа p.Bk.11 смешанный с красным, желтым оксидом железа p.R.101, p.Y.42. Эта группа дает укрывистые пигменты, коричневые из них естественно такие же. Иногда примешивают газовую сажу p.Bk.7.

Композиция оранжевого

Первым вспоминается распространенная в современном кинематографе палитра грейдинга «teal & orange». Упрощая это когда цвет в картине сдвигают ближе к одному из противоположных комплиментарных полюсов, голубому либо оранжевому, иногда и увеличивают в догонку насыщенность. Зелено-желтый и фиолетовый при этом страдают, в чрезмерных случаях совсем выпадают из гаммы. Таким методом легко добиться гармонии и глубины, ведь эти два цвета крайне распространены и привычны. 

Атмосфера лучше всего рассеивает синею часть спектра, потому голубоватые оттенки всегда присутствуют вокруг нас. Оранжевый так же постоянно на глазах как телесный цвет и множество коричневых землистых, природных и урбанистических тонов. Два самые родные цвета, цветовая гамма на них всегда работает.

Tiel — переводиться как цвет Чирок, в честь маленькой речной утки назван. Голубоватый чуть в сторону зеленого. Название ради понтов, «blue & orange» звучит второсортно, в ходу бывает еще вариант «аmber & teal» — крайняя степень выеживания, где «оранжевый» заменили на «янтарный».

У некоторых пригорает от засилия «teal & orange» — тыц.

С синими и голубыми тонами

Сочетание оранжевого с комплементарным голубым и близким к нему синему всегда достаточно контрастно. Количественно сосчитается как угодно, но больше всего тянет к практически равному положению где оранжевого чуть меньше, либо так же чуть больше.

В качестве дополнительной иллюстрации — запись зимней Москвы с дрона. Белый снег, здания и остекление отражают много синего, а закат, желтое освещение и материал тех же зданий дают заметную долю оранжевого.

Фиолетовый и зеленый

Фиолетово-оранжевая цветовая схема работает, объединяет изрядная доля красного в каждом, один из них должен доминировать. С зеленым нет созвучия, только взяв его яркую зелено-желтую версию можно построить спорное сочетание через общий желтый. 

С монохромными

Здесь оранжевый лучше всего работает как акцент, только с забирающим яркость белым придется брать его максимально яркую версию.

Коричневый в гармоничных натуральных сочетаниях

С весьма природными коричневыми оттенками лучше работают насыщенные светлые цвета, в первую очередь комплементарный голубой. Зеленый дает с ним очень естественную цветовую гамму, и на удивление желто-зеленый так же работает.

С фиолетовым получаеться скучноватая близкая гармония, даже чем-то аналогавая. Разбеленный фиолетовый дает блеклый розовый оттенок, воспринимающийся рядом с коричневым как его осветленная часть. Вероятно только с крайне кислотным оттенком красно-фиолетового  получиться создать стоящее сочетание.

Как воспринимается оранжевый с соседними желто-оранжевым и красными не описываю — не интересны очевидные сближенные сочетания.

Комбинации телесной с другими цветами не рассматривал, слишком обширна тема и выходит сильно за рамки одного оранжевого. Основные момент в понимании к красному или желтому ближе оттенок кожи, исходя из этого и подбирать гармонию, учитывая конечно светлоту и слабую насыщенность.

Выводы

На практике оранжевая краска преимущественно применяется для приглушения голубого и увеличения насыщенности телесных либо коричневых колеров, которые обыкновенно получены из вторичного оранжевого.

В редких случаях росписи чистой оранжевой поверхности, что бы не перечернить стоит затенять фиолетовой, либо зеленой. Высветлять с добавлением желтой, иначе опасно скатиться в розовый на свету.

Для облегчения можно обзавестись готовыми коричневыми и телесными красками, но ограниченно ведь слишком большое количество подобных колеров запутывает. Полагаю лучше взять один коричневый ближе к желтому, другой красному и уже из двух этих цветов получать необходимы оттенок затемняя или осветляя добавкой оранжевого, желтого с небольшим количеством белил. С телесным посложней — можно брать конкретный локальный цвет, но ни в коем случае готовые смеси для теней или света.


Обойдусь в этот раз без исторической справки, цвет молодой во всех отношениях и буквально до шестидесятых годов позапрошлого века трудно выделить его как что-то самостоятельное. Близкие желто-красные и красно-желтые можно было бы привязать в историю оранжевого, но лучше оставить их как часть наследия лишь желтых и красных цветов. 

С другой стороны коричневый и телесный были всегда, но тема истории восприятия этих цветов слишком обширна, не возьмусь пока.

Первым насыщенным оранжевым пигментом, нашедшим применение у импрессионистов, был «хром оранжевый» p.O.21 — значительно более ядовитый чем кадмиевые, появившиеся немного позже.

Scale75 выпустит краски scalecolor в тубах — все круто, надо срочно на предзаказ набрать.

В следующий раз фиолетовый изучу, что бы довольно громоздкий обьем красных оставить под конец.

 Нет комментариев    19   5 мес   как?   Ладога

Желтые

Добрался наконец до очередного цвета. 

Диапазон желтого

В заметке рассматриваю желтый исключительно в физических границах, обозначенных доступными красками — диапазоне от желто-зеленого, до желто-оранжевого. Интересует оттенок предложенных красок, их поведение при осветление и затемнении комплиментарным.
 
Желтый характерен малым диапазоном в цветовом спектре, наибольшей яркостью среди хроматических. Допускается его значительное разбеление, в определенных рамках затеняеться комплементарным фиолетовым и в крайне малых количествах смешивается для изменения оттенка с зеленым/синим/черным и оранжевым/красным (с последними не делал никаких проб, рамок отведенных доступными желтыми пигментами хватает). 
 
Картинка ниже внесет ясность:

В заметке рассматриваю лишь небольшое пространство желтого цвета, все что вне — область других цветов.

Ладога предлагает восемь тюбиков этого цвета, из которых шесть монопигментных. Используемые в них красящие вещества относятся к одной из двух групп —  гидроокись железа (ржавчина) или органики полученной из производных бензола. Первые ограничены по насыщенности, но дают относительную укрвыстость, вторые наоборот — сочные, лессировочные.

Гидроокись железа

Пигмент p.Y.42 синтетическая ржавчина — цвет ненасыщенный, варьируется от желтого с легким оранжевым оттенком, до выраженного коричневатого желто-оранжевого. Матовый, относительной укрывистый, светостойкий. Материал дешевейший из желтых, судя по отечественным производителям.

Прокаливание превращает этот пигмент в безводный оксид железа красно-оранжевого цвета (p.R.101, английская красная в Ладоге).

Родственный пигмент p.Y.43 — тоже самое, но натуральное. Содержит различные примеси и как следствие трудно предсказуемый оттенок, практически не используется производителя красок.

Охра светлая, золотистая и сиена натуральная.

В палитре Ладоги три монопигментных краски на его основе. Различаются оттенком и немного прозрачностью, последние две ближе к желто-оранжевому и чуть более укрывисты.

Светлая охра легко выделяется из двух остальных, а между сиеной натуральной и золотистой охрой так мало отличий, что нет смысла использовать одновременно обе в одной работе.

Настоящие охры и сиена — смесь окиси железа с глиной, гипсом, землей и кто его знает с чем еще. Естественно цвет даже более тусклый чем у p.Y.43, примеси отбирают. Нет смысла имея синтетическую альтернативу использовать подобное сложное и непредсказуемое вещество в современной живописи, в особенности миниатюрной. Но названия остались, перейдя по наследству.

Слева охра золотистая с добавление белил, справа — фиолетовой темной.

Не вижу смысла разбирать поведение всех трех красок при осветлении и затенении, слишком похожии картинки получатся, остановился на охре золотой.

Разбеленная краска оживает, превращается из коричневатой в естественную желтую, все же это цвет требующий максимальной светлоты. Но при увеличении доли белил в смеси цвет быстро пропадает, результат скатывается к сероватому светло-песочному оттенку (подобное происходило при разбелении других слабых по насыщенности красок, рассмотренных ранее p.B.29 и p.G.17).

Затеняется желтый исключительно комплиментарным фиолетовым, ведь черный превращает желтый в остаточный зеленый (см. в заметке «зеленые»). Единственная фиолетовая краска в палитре Ладоги — p.V.23 фиолетовая темная, с ней и мешаю (обыкновенная фиолетовая, просто так в Ладоге назвали, цвет темный как и положенно фиолетовому, но пускай часть названия «темная» не смущает — светлой или средней версии пигмента не существует). Получается набор живых коричневых, с оранжевым оттенком, это уже не совсем желтый конечно.

Ладога предлагает несколько готовых коричневых красок, представляющих из себя смесь окиси железа (p.Y.42 и p.R.101 как вместе, так и по отдельности) с черными (p.Bk.7 и в одном случае p.Bk.11), немного задействован и земля в качестве красителя p.Br.6, но все это я считаю относящимся к оранжевому спектру, рассматривать стану в следующей заметке. Повторюсь, желтый воспринимается собой лишь в довольно узки границах, проще крайние желто-зеленые и желто-оранжевые состояния, а так же затененный желтый отнести к области соседних цветов.

Арилид и диарилид

Это группа синтетических органических веществ используемых в качестве желтых пигментов, в Ладоге из их многообразия представлены самые популярные — арилиды p.Y.3, p.Y.74 (желто-зеленые) и диарилид p.Y.83 (желто-оранжевый). Насыщенные, матовые, но не укрывистые.

Синтезируют из углеводородов — бензол превращают в нитробезол, затем в анилин из которого и производят эти красители. Насчитывается семь пигментов на основе арилида (p.Y.1, p.Y.3, p.Y.5, p.Y.65, p.Y.73, p.Y.74, p.Y.97) и шесть диарилида (p.Y.12, p.Y.13, p.Y.14, p.Y.17, p.Y.55, p.Y.83), из такого ассортимента лишь малая часть нашла применение в художественных акриловый красках и чернилах. В промышленности используют как красители для пластмассы, промышленной краски и типографские чернила. Например: p.Y.65 благодаря дешевизне и превосходной долговечности активно применяется для яркой желтой дорожной разметке, а диарилид p.Y.12 — одни из трех основных красителей процесса четырехцветной печати.

Вещества относительно молодые, относятся к группе азокрасителей (содержат одну или несколько азогрупп —N=N—). В конце 19 века химическая промышленность Германии находясь на подъеме дала миру новые яркие желтые, оранжевые и красные красители, а чуть позже и синтетические органические пигменты. Арилид впервые получили в 1909, более сложный диарилид в 1911 (первые пигменты этой группы имели крайне слабую светостойкость, лишь к 1935 их доработали до промышленного производства).

Примерно в то же время произошел бум среди пигментов тех же цветов на основе элемента кадмия, завоевавших популярность среди художников, токсичность их единственных недостаток. В настоящее время желтые из арилида и диарилида вытеснили кадмиевые, несмотря на заметно меньшую светостойкость, они не токсичны и к тому же более дешевые. Например пигменты Schmincke: баночка p.Y.3 стоит в семь — три с половиной раз дешевле похожего по цвету p.Y.35 (цена меняется в зависимости от оттенка, вероятно процесс производства усложняется).

Лимонная, желтая светлая и темная.

Как видно из картинки выше это весьма насыщенные цвета, особенно в сравнении с рассмотренными ранее железоокисными желтыми. Слева два арилида желто-зеленых оттенков — лимонная p.Y.3 и желтая светлая p.Y.74 (плюс капля белил p.W.6), по цвету близки друг к другу настолько, что не имеет смысла использовать одновременно оба в одной работе при росписи миниатюр. Справа желто-оранжевый диарилид — желтая темная p.Y.83. Все они полупрозрачные.

Не упомянул светостойкость, из представленных красок самая стойкая — лимонная, остальные средние в этой характеристики. Написанное не так важно для миниатюрной росписи, вряд ли кто ставит фигурки под прямые солнечные лучи на значительное время. Между прочим Дэвид Сопер в свое время совершил ошибку не учтя светостойкость, в старых работах он активно использовал акриловые чернила для затенения (красители в чернила часто малосветостойкие). Выставив эти работы на витрине одного из магазинов GW — время спустя забрал уже выгоревшие, с пропавшими тенями.

Официальной выкраске Ладоги не стоит доверять в плане определения укрывистости. Например в ней небесно-голубая прописана полупрозрачной, а голубая ФЦ укрывистой, хотя различаются они лишь количеством плотных титановых белил, которых в небесно-голубой больше и благодаря чему она заметно лучше чистой пятнадцатой синей перекрывает поверхность. К том жу пигменты из которых состоит небесно-голубая это же таблицей по отдельности обозначены укрывистыми, их смесь должна быть так же плотной. Этот важный параметр приходиться определять только на практике.

Слева желтая светлая с добавление белил, справа — фиолетовой темной.

Из обоих похожих арилидов для проб взял желтую светлую p.Y.74. Несмотря на запас насыщенности при значительном при значительном осветлении цвет приглушается, видимо сама суть желто-зеленых оттенков не дает простора для его светлых тонов, слишком мала разница между ним и белым. 

Удивительно что этот цвет в разбеленом виде может восприниматься равным или превосходящим по светлоте белый, хотя физически на два-три тона темней. Не могу точно назвать причину, но явно виновато не совершенство нашего зрения, очередная оптическая иллюзия.

Затенение комплиментарным дает такие же богатые коричневатые оттенки, с небольшим уклоном в сторону зеленого. К сожалению фиолетовая темная больше подходит как комплиментарная к желто-оранжевым, здесь же нужен пигмент чуть более красноватый (может что их современных хинокридоновых пигментов), как вариант — добавить капельку красно-фиолетового в результат затенения, погасив этим зеленоватость, но это усложняет смесь.

Желтая темная с белилами, справа она же разбеленная, но с добавление капли фиолетовой темной.

Желтая темная, диарилид p.Y.83, благодаря запасу насыщенности сохраняет ярчайший оттенок и при значительно осветлении. Пробу затенения не показываю, картина вышла практически такая же что и с другими желтыми. 

Попробовал получить аналог охры через эту краску, ненасыщенный желто-оранжевый получаеться приглушением разбеленной желтой темной каплей комплиментарной фиолетовой. 

Другие производители

Перечисленные выше желтые пигменты используются в акриловых красках повсеместно, благодаря своим свойствам и цене. Кроме них производители часто добавляют в палитру кадмиевые пигменты, которые более укрывистые и популярней у художников, но токсичны. Кадмий опасный кумулятивный яд, способен незаметно накапливаться в организме. Достаточно соблюдать элементарную предосторожность — мыть руки после работы, защититься от аэрозоли респиратором и вытяжкой в покрасочной камере, не облизывать кисть и конечно не есть краску.

Питерский завод художественных красок в акриле серии «Мастер-Класс», в отличии от дешевой «Ладога», выпускает четыре кадмиевые монопигметные желтые краски, которые продает примерно на сорок процентов дороже железоокисных и арилидов/диаридов.

В Ладоге присутствуют две краски со смешанными пигментами — желтая средняя и неаполитанская желтая. Первая смесь арилида p.Y.74 с диарилидом, вторая сорок второй желтый смешанный с диарилидом. Их не стоит брать, проще мешать на палитре.

В Maimeri POLYCOLOR лишь один в одном желтом присутствует кадмий p.Y.35, забавно что не в чистом виде, а сложной смеси с арилидом  p.Y.1 и диарилидом  p.Y.83. 

Vallejo Model Color до 2014 использовала желтые, оранжевые и красные кадмиевые пигменты, но изменила формулу — некоторые цвета стали немного более тусклыми, зато безопасными. У меня лежат Валеховские яркие красные и оранжевые краски приобретенные где-то в 2004-2006 годах, точно содержат кадмий, но в те спокойные времена на бутылочках не маркировали о их опасности. 

Заметная особенность — западные производители стараются предлагать лишь один желто-зеленый арилид в своих палитрах (p.Y.3 чаще), это выглядит здравым решением, ведь отталкиваясь от проб выше — зачем нужны две практически одинаковых краски, проще остановиться на одной из них.

Фотки синтеза кадмиевого пигмента.

Композиция желтого

Каждый раз ближе к концу разбора встает вопрос о применение рассмотренного цвета, построения гармоничных композиций с ним, и каждый раз результат получаеться сумбурный. Мне необходимо упорядочить и дополучить навыки по композиции и подбору цвета на миниатюре, а это повод для отдельной заметки или даже серии, но только когда закончу разбор всех цветов.

Сейчас исключительно поверхностный анализ применения двух крайностей желтого цвета, несколько тестов в цифре:

желто-оранжевый затенен фиолетовым

Как иллюстрация уловного затенения, наложение фиолетового на желто-оранжевый в полутонах дает приятный оранжевый коричневый. Красками тяжелей подобного перехода добиться, но если контраст между между светом и тенью усилен комплементарной разницей цвета — в миниатюре выглядит замечательно, глубоко и заметно.

С фиолетовым и голубыми тонами

Конечно интересней всего работает сочитание с комплементарным фиолетов и близкими к нему сине-голубоватыми оттенками. Ключевой момент — решить какой цвет здесь главный, какого будет больше. Желто-оранжевый сильный цвет, он хорошо заходит в качестве акцента на чуть приглушенных фиолетовых, голубоватых фонах (насыщенность доминирующего цвета необходимо снизить, что бы цвета меньше спорили и у желтого акцента кроме светлоты было преимущество в яркости). 

Серо-зеленый, сине-зеленый и насыщенная зелень

Желтый и зеленый родственный цвета, в чистом виде дают скучное аналоговое сочитание, но в случае с желто-оранжевым, благодаря значительной доли красного в нем получиться подобрать гармонию с серо-зелеными и сине-зеленым. Насыщенную зелень удачней комбинировать с приглушенными желтыми, успокаивая так кислотность этих цветов.

Количественно чуть здоровей выглядит доминирование желтого-оранжевого с зеленым акцентом.

черный, белый и серый

С базовой ахроматической парой прекрасно сочетается, на любых ролях. Единственное стоит следить за сохранение контраста по светлоте создавая гармонию с белым, а со светло-серым может совсем не сыграть если их тона совпадут.

Красный и красно-фиолетовый слишком близкие к желто-оранжевому, с ними сложные контрастные сочетания не получишь. Не стал их показывать, теряются на фоне остальных.

желто-зеленый затенен красно-фиолетовым

Желтый переместившись на цветовом круге в сторону зеленого двигает свой комплиментарный вслед к красно-фиолетовому, фиолетовый же в этом случае дает неприятные серо-зеленые полутона.

Цветовой круг искусственная конструкция, в закольцованной видимой части спектра поколения художников научились находить закономерности построения цветовых гармоний (не знакомые с художественной цветовой теорией могут поиграться с Adobe Kuler). Мне кажется эта система не работает с желто-зелеными оттенками, для них подобранный по кругу комплементарный не подходит.  Предполагаю его комплементарный должен находиться в невидимой ультра красной части спектра (видима лишь ничтожная доля спектра между прочим), а не имея возможности показать истинный дополнительный цвет не выйдет и создать захватывающие гармонии с желто-зелеными.

Американская военщина между прочим исследовала способ привить человеку возможность видеть в инфакрасном диапазоне. Какую-то пищевую добавку разрабатывали, на основе витамина B, вроде были положительные результаты, но побочно страдала репродуктивная система. Там подробней рассказывают.

Красно-фиолетовый и фиолетовый 

Удается создать гармонию с кислотным розовыми на основе красно-фиолетового и осветленным фиолетовым, доминирующим должен быть желто-зеленый, он слабей и может не хватить силы если его ставить акцентом. Немного непривычно, но эта яркая схема не отпугивает.

Сине-зеленый и красный

С зеленым не стал показывать пробы, слишком ядовито и в то же время скучно выходит, а вот с выраженным сине-зеленым желто-зеленый как акцентный цвет заиграл. В отличии от желто-оранжевого можно пробовать сочетать с красными, цвета теперь отстоят достаточно друг от друга.

Заметка восприятие желтого на Петрике стоит упоминания, хотя считаю ее ошибочной. Уделяя излишнее внимание психологии подобная Гётовщина дает крайне упрощенный, вкусовой взгляд на цвет. Конечно необходимо заложить в произведение настроение, чувство и передать это зрителю, только достигается подобное совокупностью средств, как изобразительны так и иных, а не исключительно цветом. Думаю продолжение популярной заметки не последовало, потому что автору пришлось бы сильно повторяться, ведь приписанные желтому ассоциации подходят и к другим цветам.

Выводы

Желтый глобально представлен двумя группами красок — ненасыщенными укрывистыми железокоисными и в противовес им яркими, полупрозрачными арилидами/диарилидами (кадмиевые пигменты исключаем). Практика показывает необходимо иметь под рукой тюбики с краской обоих типов. Слабые сорок вторые желтые позволяют проще мешать бежевые, песочные и коричневые оттенки, кроме этого ими удобней писать подкладку под якрие желтые поверхности. Сильные же желтые необходимы когда требуется получить яркий цвет, но имея на руках лишь их — затруднительно мешать серовато-желтые тона, приходиться каждый раз приглушать комплиментарным. Каждая группа включает по три монопигментных тюбика, из которых рационально иметь лишь по два, в основном что бы не путаться в похожих тонах. Подойдут пары охра светлая и охра золотистая/сиена натуральная, желтая темная и лимонная/желтая светлая.

Затенять желто-оранжевый стараться исключительно комплиментарной фиолетовой темной, в крайнем случае можно использовать сиену жженую (вторичный оранжевый плюс черный). С желто-зеленой тоже самое, но для нее p.V.23 не лучший выбор комплементарной.

Высветляется белым без ограничений, малая разница между тонами защищает от размыливания.

Желтый светлый цвет, необходимо выдержать сильный внутренний контраст между светом и тенью. Его красить даже посложней чем белый, ведь кроме прочего прийдется следить за чистотой и насыщенностью цвета.

Прежде чем браться за желтый надо решить — насыщенный или приглушенный, к зеленому или оранжевому ближе оттенок. Исходя из выбора использовать определенную краску, даже ограничив себя четырьмя желтыми можно запутаться. 

Краски этого цвета не укрывистые, ближе к полупрозрачным — важно учитывать тон и цвет подложки. Проще яркий желтый получить работая от светлого к темному, то есть покрасить/загрунтовать объект белым, покрыть его желтым и его затенять. Если наоборот, то как вариант перекрыть темный фон желтоватым коричневым цветом на основе более плотных железокоисных красок, а затем уже по подкрашенной подложке получить добиться яркого цвета чем-нибудь из арилидов/диарилидов.


История

Пастуро еще не написал отдельно книжки про желтый и хорошо, ведь после первых двух пошли повторения и высосанные факты. Ограничусь записью известного мне о истории этого цвета, немного совсем:

Желтая и красная охра древний краситель, знакомый еще первобытным людьми. В книге Станислава Дробышевского  «Байки из грота» через раз упоминается использование охры, не только для наскальных рисунков, но так же в похоронных и религиозных обрядах. Конечно активно применялись и другие красящие средства, такие как сажа, природный мел и растительные красители. Лишний раз напомню, первобытные общества выделяли три основных цвета — красный, белый и черный.

Первые краски создавали на основе охры, с жиром в качестве связующего.

В Древней Греции желтый один из четырех главных цветов, символизирующий стихию земли. Уже наверно все знают что античные скульптуры полностью красили, желтая и красная охры активно применялась в этом деле (некоторые не могут покрасить несколько десятков миниатюрок, а предки статуи в промышленных масштабах малевали).

Текстиль в античные времена окрашивали растительными красителями, например относительно дешевой мареной в красноватые коричневые оттенки и резедой в желто-коричневые цвета. Насыщенный желтый получить трудно, необходимо подготовить максимально возможно белую ткань и использовать яркий краситель из шафрана.

Касательно восприятия — ценилась яркость и чистота желтого. Насыщенный желто-оранжевый выражал чистоту и постоянство, желто-коричневый же считывался бедненьким нейтральным цветом, без негативных ассоциаций.

О применение в Средневековье мало знаю, единственно что желтому добавилась/усилилась ассоциация с золотом, да в текстильной промышленности и живописи этот цвет все так же применялся, разве что немного менее активно ведь другие цвета отвоевывали себе место.

Касательно истории желтых пигментов, кроме употребляемой на протяжении всего времени охры, в древности применяли краски на основе окись свинца, а так же сернистого мышьяка. Могу предположить они все ярче охр, это единственная причина существования этих ядовитых, трудных в получении красок. Настоящий взрыв появления новых желтых пигментов случился в 19 веке — кадмиевые, сурьмянокислый свинец, хроматы бария, стронция или цинка (все это металлы, ну а что еще превращать в желтый как не сероватый нейтральный материал, да и некоторые из них даже в белый перевести получается). Увенчалось это изобретением великолепных синтетических органических пигментов арилидов, диарилидов.

Что происходило с красителями на протяжении времен не интересовался, знаю лишь забавную историю одной акварельной краски. Индийская желтая — популярная краска начала-конца 19 века, производилась в городе Мунгер, индийского штата Бихар. Красящее вещество получали из мочи коров накормленных листьями манго. Примечательно что эти листья ядовиты для коров, индусы травили священных животных ради получения прибыли, перестали лишь как только на рынке появились дешевые конкуренты.


Все, в следующий раз оранжевый цвет он же телесный (не политкорректно и не правильно, но вот так удобней) и коричневый. Чем скорей разделаюсь с оставшимися цветами, тем быстрей возьмусь за структурирования для себя принципов применения цвета в композиции.

 Нет комментариев    17   7 мес   как?   Ладога

Зеленые

В палитре акрила Ладоги пять зеленых красок, из них две монопигментные — зеленая ФЦ и окись хрома, оставшиеся три производные.

Зеленый ФЦ

Пигмент p.G.7 синтезированый в 1935 году, как и его синий родственик (p.B.15 синяя ФЦ) — интенсивный, полупрозрачный и полуглянцевый. На основе его смеси с желтыми выпускаеться богатая палитра красок.

Разбеление зеленой ФЦ титановыми белилами.

Цвет с выраженным синим оттенком. В чистом виде слишком насыщенный и немного блестит, добавление белил исправляет это и придает укрывистость, а запас яркости пигмента не дает пропасть цвету даже при сильнейшем разбелении.

Слева смеси с черным и серыми, справа — красной-фиолетовой и красно-оранжевой.

С черным это повторяется, сильный фталоцианин не дает смесям превратиться в грязь, цвет просматривается. К нему комплементарен красный (смесь p.R.112 и p.R.2, красно-оранжевый цвет), он дает нейтральный темно-серый. Как уже писал в обзоре синих, с розовой темной (p.R.122 красно-фиолетовый) выдает ненасыщенный синий.

Слева три различных желтых смешаны примерно пополам с зеленой ФЦ, справа — изумрудные оттенки полученный смесью зеленой и синей ФЦ .

Естественно смешав с желтым получаеться яркий зелено-желтый, не укрывистый, как и цвета его сделавшие. Чем красней желтый, тем боле темный и менее насыщений цвет выходит. На картинке выше слева использована охра золотистая (p.Y.42 ненасыщенный желто-оранжевый), с ним получился самый не выразительный зелено-желтый, правей показан результат для желтой темной и лимонной (p.Y.83 желто-оранжевый и p.Y.3 желто-зеленый).

Пространства на цветовом спектре между синим и зеленым фталоцианинами не велико, их смесь дает оттеночный бирюзовый цвет.

Зеленые светлая и средняя, справа отдельно — изумрудная.

Зеленая светлая и средняя — две краски намешанные добавкой желтой светлой (p.Y.74 желто-зеленая). Отсутствуют белила (p.W.6 титановые конечно), которые есть в красках на основе зеленой ФЦ и желтых выпускаемых по отдельности, без них эти зеленые получились максимально яркие, но пострадала укрывистость и стабильность.

Выпускают два тюбика смеси зеленого и синего фталоцианинов — изумрудная и бирюзовая. Оба заметно разбавлены белилами, друг от друга отличаются незначительно.

Зеленая ФЦ напополам с оранжевой.

Оранжевая (p.O.73) сильно приглушает цвет и делает темней, не до черноты естественно. Видел в продаже у другого производителя подобный оттенок, но намешанный с вторичным оранжевым. Получаеться цвет близкий к окиси хрома.

Зеленый в других красках

Пигмент популярный, распространенный в художественных красках. По найденым данным в красках vallejo model color именно зеленая ФЦ используется в качестве единственного зеленого пигмента, богатую палитру зеленоватых оттенков уже получают мешая ее с другими пигментами, чаще желтыми и черными/белыми. Так же просмотрел используемые пигменты в Maimeri POLYCOLOR — похожая на Ладогу ситуация, интересно наличие темно-зеленого намешанного зеленой ФЦ, желтой и красным (приглушить и затемнить полученный из первых двух зелено-желтый). Предполагаю в Цитадельевких и Scalecolor, да и в других хоббийных акрилах картина аналогичная, седьмая зеленая прекрасно работает и дешева.

В отличие от студенческих и моделистких красок, у профессиональных художественных выбор зеленых пигментов значительно шире. На мой взгляд это обусловленно вкусами и предвзятостью привыкших или приученных к специфическим зеленым художникам, не вижу какой-то практической выгоды кроме как создания для себя палитры по вкусу.

Окись хрома

Неорганический пигмент p.G.17 — зелено-желтоватого цвета, укрывистый и стойкий. Цвет доллара, пигмент используется при его печати. Популярен у военных в качестве защитной краски, благодаря устойчивости (Абсолютная к влажности, высокая на свету. Не боится щелочей и кислот, также не страшны перепады температур) и слабое отражение в инфракрасном диапозоне. В Ладоге представлен одноименной краской, без добавления белил.

Разбеление окиси хром титановыми белилами.

Это слабая краска, ее запаса насыщенности не хватает для разбеления — цвет скоро пропадает, превращается в светло-серый с легким зеленоватым оттенком. Сама по себе окись хрома укрывистая, высыхая создает плотную шероховатую пленку.

Слева смеси с черным и серыми, справа — красно-оранжевой, красной-фиолетовой и фиолетовой.

В черном она исчезает, как и в белом — оттенки получаются грязным, с едва проглядывающей зеленью. Попробовал смешать ее с красными, результат темные оранжево-коричневатые цвета. Комплементарным к ней — фиолетовая темная (p.V.23 нейтральный фиолетовый).

Слева три различных желтых смешаны примерно пополам с окисью хрома, справа — оттенки полученный смесью с синей ФЦ .

Окись хрома с желтыми дает оттенки заметно теплей чем зеленая ФЦ с ними же, но опять портит слабость этой краски — проявляется грязь, нахватает цветности. Тем более нет смысла мешать с синей ФЦ, она пересиливает окись, цвет лишь чуть менее насыщенным делается.

Окись хрома примерно напополам с оранжевой.

Очередной грязный оттенок, окись похоже со всеми цветами дает темные, сероватые тона.

Видел в продаже краску намешанную из окиси хрома, желтого и белил — темный ненасыщенный зеленый вышел, вердацио называлась в честь одноименной живописной техники, в которой делали подмалевок серо-зелеными оттенками. В целом производители крайне редко выпускают краски намешанные с p.G.17, пигмент находит применение лишь сам по себе, большего из него не выжать.

Остаточный зеленый

В каждой краске присутствуют примеси разных цветов, идеальной не существует. В желтых есть капля зеленого и в синем есть его часть, если взаимно сократить комплементарными остальные цвета кроме зеленых — останется лишь зеленый и немного темно-серого.

Слева использовал желтую темную, в центре лимонную и охру золотистую в конце.

Естественно для получения такого зеленого из палитры Ладоги мешал с выше используемыми желтыми синюю ФЦ, единственно доступную альтернативу — ультрамарин не пробовал, но понятно что с сине-фиолетовым желтый дадут заметно меньше зелени.

Результат порадовал, легко получить любой необходимый зеленый. В сравнении с зеленой ФЦ — цвета вышли в районе нейтральной зеленой и зелено-желтой, предсказуемо менее насыщенные получаются, хотя это и плюс подобного подхода. С такими красками трудней ошибиться с излишней кислятиной в цвете, да и выбор цветовой гаммы через ограниченую палитру как раз и заключается в сдерживании доступного диапазона цветов или их насыщенности. Справедливости ради — тяжело каждый раз намешивать необходимый цвет, без опоры на тюбик с готовой краской.

Те же цвета и последовательно что и выше, но в смеси с сажой газовой.

С черным получаются горчичные и оливковые оттенки, если желтая сильно ближе к оранжевому — коричневый получается. Черные пигменту различаются в оттенках — чуть теплей или холодней, как уже писал в заметке о черных и белых:

В палитре Ладоги присутствует также второй черный пигмент, в имитации умбры натуральной используется смесь желтого с p.Bk 11 (черноватый оксид железа — наверняка чем то другой оттенок дает, чем дали бы желтый и сажа).

Синтетический оксид железа (p.Bk.11 черный с синеватым отливом, с бархатистой текстурой) не лучший вариант для применения в отдельности, читал что его трудно контролировать в живописи, пигмент создает пленку с специфической текстурой и это уже находит применение в имитации землистых красок. Смешанный с охрой (p.Y.42 скорей всего потемней оттенок взяли, близкий к сиене натуральной палитры Ладоги) оксид железа дает коричневатый с легким зеленым отливом, так же как и сажа газовая, но кроме это добавляет получившемуся цвету легкую бархатистость (Предполагаю идеально чистый пигмент не получишь, останутся поблескивающие частицы не окислившегося металла).

У сторонних производителей дешевого акрила находил краски аналоги умбры натурально и жженой намешанные из оксида железа черного и английской красной (p.R.101 не насыщенный красно-оранжевый), кроме того встречался смешанный черный — p.Bk.11 и p.Bk.7, давшие искрящийся не глубокий черный. Профессиональные художественные акриловые и масляные краски выпускают черный марс (коммерческое название краски на основа p.Bk.11 у Невской палитры) отдельным тюбиком.

Выводы

Зеленая ФЦ (чаще упрощенно зовут изумрудной) универсальная краска, с ее помощью получаеться широкий спектр оттенков зеленого, за малым исключением некоторых зелено-желтых. Важно не использовать ее в чистом виде, слишком кислотная — приглушать насыщенность и лишь затем писать. Охотиться за какими-то иными красками кроме зеленой ФЦ смысла нет, лучше не найти.

Окись хром в целом не самая полезная краска. Как ограничение палитре, т. е. без красок содержащих седьмую зеленую — можно использовать. К остаточным зеленым стоит так же присматриваться только в плане ограничения палитры.

Всевозможные оттенки полученные из смеси черных и желтых необходимо взять на вооружения, особенно в плане новых коричневых, что бы не использовать исключительно коричневые на базе оранжевого.

Стоит активней использовать серо-зеленые цвета, это не самый очевидный выбор для теней белого или серой основы, но вносит разнообразие и ломает ограничение при создании цветовой гаммы.

Яркий зелено-желтый никогда не будет укрывистым, ведь он состоит преимущественно из желтого.

Растяжка зеленого

Несколько тестов применение этого цвета, упрощенно в цифре. Исключительно мое субъективное мнение:

Базовое высветление или затенение.

Ничего особенного, высветление смесью небольшого количества желтого и белил, а затенение черным, либо красно-оранжевым. Главное свет не пережелтить, держаться в рамках зеленого.

Высветление на контрасте с синем светом/тенью.

Удачно в миниатюре выглядет добавление синего для цветового контраста, особенно при высветлении.

От нейтрально зеленого к желтому.

Градиент от зеленого к чистому желтому выглядит плохо, это уже даже не зеленый, а недоспелый или кислотный желтый получаеться.

От серо-зеленого к белому с голубоватым отливом.

Как иллюстрация к пожеланию чаще использовать серо-зеленый, он выглядит интересно в качестве тени белого или светло-серых, независимо от того холодный или теплый свет.

От насыщенного фиолетово-красного.

Цвет комплементарный к желтому, плохо работает с зелено-желтыми — между ними выходит дырка сероватого тона. Напротив с зелено-синим выдает приятный и сильный градиент, цвета достаточно далеки друг от друга (с синим фиолетовый близко, результат спокойней будет).

Отлично поясняется растяжка комплементарных на картинках в заметке о сложных линейных градиентах.

От коричневого на основе оранжевого, с красным акцентом.

Яркий зелено-желтый хорошо вытягивается от коричневых на оранжевой основе (смесь оранжевой и черной краски) — на контрасте по свету, цвету и насыщенности одновременно эта схема работает. Когда на миниатюре в зонах попавших в тень необходимо выделить детали — можно это сделать третим цветом, даже комплементарным или просто далеким от базового, такой акцент цветом как красный на примере выше.

Через светло зелено-желтый к персиковому, и версия с зелено-синим.

На удивление хорошо работает переход от светлых зеленых к всевозможным розовым. Неуверен, скорей всего с осветленными красками срабатывает контраст по цвету, при этом отсутствие контраста по насыщенности и тону не дает тонам отдалиться друг от друга. В принципе все пастельные цвета лучше гармонируют меж собой, да и темные не распадаются вместе, ведь они так же не сильно различаются.


Довесок

В очередной раз Мишель Пастуро, «Зеленый. История цвета». В третей книге серии множество повторений из предыдущих, не так интересно читать, тем не менее несколько выписок:

  • Судя по наскальным росписям в доисторические времена это не распространенный цвет. Люди окруженные зеленью природы воспринимали его нейтральным фоном.
  • Древние греки в своей лексике имели точные идентификаторы лишь для черного и белого, остальные цвета определялись относительно, например слово erythros обозначает целую гамму красных тонов. Чаще слова обозначали ощущения цвета — фактуру, степень яркости или любые другие характеристики без жесткой системы.
  • Латинский язык напротив имеет слово (viridis) для обозначения зеленого цвета. Несмотря на ассоциации со свежестью, мужественностью и здоровьем — это не популярная краска времен Республики, в городах даже рабы предпочитают ему в одежде коричневатые или темно-синие ткани.
  • В эпоху Империи положение постепенно меняется. Зеленый перестает восприниматься эксцентричным и непристойным цветом, все чаще присутствует в женской одежде. В мужском наряде так же редок, видимо по причине не совершенства закрепителей, зеленая ткань быстро выцветает.
  • Зеленый наряду с синим используются в нарядах команд выступающих на скачках, такие вульгарные и кричащие цвета подходят для цветовой идентификации.
  • Для древних египтян, как и для других народов Ближнего и Среднего Востока, зеленый напротив благодетельный цвет, отгоняющий злые силы.
  • В Средневековье этот цвет постепенно закрепился в христианском обряде, как промежуточный цвет. Священникам рекомендуется одевать в праздники для которых другие три основных христианских цвета (белый, черный и красный) не подходят.
  • Это традиционный цвет ислама. Согласно легенде у Мухаммеда был «зеленый период», в который он одевался и окружал себя тканями и предметами зеленых цветов, хотя обычно предпочитал белый. Пристрастие переняли последователи, а родственники пророка сделали зеленый династическим цветом. С XII века он превратился в объединяющий, священный цвет религии, имел исключительно позитивное восприятие.
  • Цвет крайне популярен в придворной жижни и рыцарских турнирах, но практически не нашел применение в геральдике (коэффициент использования в гербах менее 5%).
  • Отношение к зеленому меняеться на закате Средневековья, теперь это непостоянный двойственный цвет. Он так же цвет веселья и надежды, но появляется и его плохое воплощение — неустойчивый зеленый, дьявольский и ядовитый. В языках рождаются новые словосочетания для обозначения символического потенциала каждого цвета. Зеленый попадает в категорию подозрительных цветов (в плане морали).
  • Христианская иконография во времена Крестовых походов охотно перекрашивает красных дьяволов и демонов в зеленый цвет, возможно из-за почитания последнего среди мусульман.
  • Бледно-зеленый один из самых отвратительных цветов в то время, окрас мерзких созданий — змей, драконов, лягушек и сирен. Цвет плесени, гниения, разлагающейся плоти и призраков.
  • Из обширной литературы о демонологии 16-17 веков можно подчерпнуть различные сведения касательно зеленого: у ведьм зеленые глаза и зубы, они часто носят зеленое платье, готовят яды и колдовские зелья бледно-зеленого цвета, на шабаше их сопровождают черные и зеленые бестии.
  • Зеленые глаза, так же как и в Античности, имеют дурную репутацию: это признак злого нрава, хитрого и лживого ума, праздной и развратной жизни. Такие глаза бывают у предателей, вероломных рыцарей, у Иуды, проституток и колдуний. Самого дьявола иногда изображают зеленоглазым. И, если верить поговорки XVI века, мужчинам и женщинам с такими глазами суждено провалиться в его адское логово: «Сероглазых — в Рай, черноглазых — в Чистилище, зеленоглазых — в Ад».
  • Еще раз, такое негативное отношение зеленый обрел лишь в позднем Средневековье, ранее подобную роль играл черный и отчасти красный. Где-то с XIII-XIV веков наметилась тенденция повышения значимости черного и обесценивания зеленого.
  • Одна из причин падения популярности — запрет на получения зеленого красителя посредством смешивания желтого и синего. Альтернатива из натурных растительных красителей давала нестойкий бледно-зеленый.

В целом всю историю зеленый был противоречивым цветом, не пользующимся особой популярностью изначально. Только с середины двадцатого века его стали использовать повсеместно и стойко ассоциируют с экологией, весной и юностью.

В «Краткой истории быта и частной жизни» Билла Брайсона описан интересный момент о зеленом цвете:

Обои издавна красили пигментами, в состав которых входили опасные вещества: мы­шьяк, свинец и сурьма. А с конца XVIII века их к тому же нередко обрабатывали особым красителем — арсенитом меди, который был изобретен великим, но на удивление невезучим химиком Карлом Шееле (Его погубила страсть пробовать на вкус всё, с чем он имел дело).

Цвет, который при этом получался, стал очень попу­ лярен, и его назвали «зеленый Шееле». Позднее, с добавлением ацетата меди, пигмент сделался еще более на­ сыщенным, изумрудно-зеленым. Он использовался для окраски самых разных вещей — игральных карт, свечей, одежды, тканей для штор и даже некоторых продуктов питания. Но особенно он был популярен у обойщиков. Это было весьма небезопасно не только для них самих, но и для тех, кто жил в комнатах, оклеенных такими обоями. К концу XIX века 80% английских обоев содержало мышьяк, часто в очень больших количествах. Особым энтузиазмом отличался дизайнер Уильям Моррис, кото­ рый не только любил насыщенные мышьяком зеленые оттенки, но и состоял в совете директоров некоей фирмы в Девоне, которая производила красящие пигменты на основе мышьяка.

Во влажной среде — а в английских домах среда редко была иной — обои издавали специфический затхлый за­ пах, многим людям напоминавший запах чеснока. Было замечено, что в спальнях с зелеными обоями обычно не бывает клопов. Кроме того, вполне возможно, что именно из-за отравленных обоев на самом деле возникло и укре­ пилось мнение, что смена воздуха идет на пользу хрони­ ческим больным. Во многих случаях это действительно было так: больные попросту переставали медленно тра­ виться мышьяком.

И немного о цветах в целом:

Даже сейчас считается, что краски в колониальную эпоху были приглушенными. На самом деле в то время почти всегда пользовались глубокими, насыщенными, иногда даже пугающе насыщенными тонами. Чем ярче был цвет, которого вы могли добиться, тем больше вами восхищались. Прежде всего, насыщенные цвета означали большие затраты, поскольку для их приготовления требо­ валось много пигмента. К тому же следует помнить, что насыщенные цвета лучше видны в свете свечей, поэтому маляры старались взять краску поярче, чтобы она произ­ водила впечатление даже в полутьме. Внезапно выяснилось, что у Джорджа Вашинг­ тона и Томаса Джефферсона были цветовые вкусы как у хиппи. Впрочем, по сравнению с тем, что началось даль­ше, эти вкусы вполне можно назвать сдержанными.

Когда во второй половине XIX века на рынке появи­ лись первые готовые краски, люди накинулись на них как одержимые. Стало модным не только красить яркими красками, но и красить одну комнату в семь-восемь раз­ ных цветов.
Если присмотреться внимательнее, можно заметить одну странность: во времена мистера Маршема как будто не существовало двух самых основных красок — чисто белой и чисто черной. Самая светлая из возможных кра­ сок представляла собой довольно скучный песочный от­ тенок, и хотя на протяжении XIX века белила постепенно улучшалась, лишь в 1940-х появилась по-настоящему бе­ лая краска на основе диоксида титана.
Отсутствие белил особенно заметно в Новой Англии, ибо пуритане не только не имели белой краски, но и во­ обще не красили свои дома (они считали это безвкусным). Так что все эти нарядные белые церквушки, которые мы ассоциируем с городками Новой Англии, на самом деле явление относительно недавнее. Что же касается стойкой черной краски, которую по­ лучали из смолы и вара, то она стала широко доступной только в конце XIX века. Поэтому блестящие черные па­ радные двери, перила, ворота, фонарные столбы, водо­ сточные трубы и другие элементы, столь характерные для улиц сегодняшнего Лондона, на самом деле появились не так уж и давно.
Если бы мы могли перенестись в эпоху диккенсовского Лондона, нас бы поразило отсутствие черных краше­ных поверхностей. Во времена Диккенса почти все железные детали были зелеными, светло-голубыми или скучно­ серыми.

 Нет комментариев    10   12 мес   как?   Ладога

Черный и белый

Составил по этим двум цветам обзор, так же как и с синим

Немного физики света

Это два полюса степени отражения материала, черный поглощает подавляющее количество света, а белый — максимально отражает. Между ними бесчисленное количество градаций серого. В идеальном состоянии спектр отражается равномерно, содержат в себе все цвета (следовательно два дополнительных цвета при субтрактивном смешивании дают черный, а в случае аддитивного — белый). Так как белый сильней отражает — цветной свет и рефлексы на нем более выражены (в ситуации когда этот материал не освещен другим источником, тк свет умножается), черный же отражая слишком мало — воспринимается темным пятном при любом освещении.

Глянец заметней на черном, отражения от глянцевого покрытия менее искаженными попадают в глаз и воспринимаются они на контрастном темном фоне. В случае белого со светом от глянца спутывается свет отраженный и самим материалом, на нем отражения различимы лишь в полу-тени и тени. Так же глянцевый черный гораздо темней того же но матового, глянец отражает часть света соответственно материал под ним получается менее освещенным.

Малые изменение в равномерности отражения спектра, появления оттенка другого цвета а этих ахроматических красках — считывается упрощенно как теплый или холодный оттенок серого, при небольшом количестве хроматической краски в смеси трудно или даже не возможно определить ее истинный цвет, только примерное положение на цветом круге.

Существует два способа получения черного — использовать черный пигмент (преимущественно жженая органика), либо смесь двух комплементарных цветов. Дело вкуса каким образом чернить, в любом случае возможно получить качественный результат. Например я предпочитаю в художественных работах второй способ, он дольше, но в результате получаются более живые и разнообразные оттенки темно-серых. Белила получаются только с использованием пигментов (оксиды и сульфаты металлов используются повсеместно, это «металлическая» краска).

Уилкок увы не рассматривает черную краску вообще, зато в его книге получиться подчерпнуть о получении темно-серых из комплементарных.

Ладога

Растяжка от сажи до титановых белил, в конце отдельная плашка с цинковыми.

В этой заметке не рассматриваю цветные серые, только ахроматические получаемые из чистых черного и белого (цветные часть тех цветов из которых намешаны, и должны рассматриваться неотрывно от них, здесь же серые упрощенно считаются либо теплыми, либо холодными). Надеюсь одного взгляда на эти скучные, искусственные пробы достаточно для понимания что в работе над миниатюрой в ахроматические стоит добавлять цветной оттенок (за исключением когда надо отобразить именно искусственность или безжизненность поверхности).

В палитре представлены один черный и два белых. Сажа газовая (p.Bk. 7) названая по наполняющему ее пигменту — выражено матовая краска, укрывистая и естественно сильная (смешивая с другими надо аккуратней, легко перевесит более слабую краску). Конкретный оттенок не смог определить, отсутствуют другие черные для сравнения, в ограниченной палитре удобней воспринимать ее как идеальную, усредненную краску. Она используется для получения двух смешенных красок этой палитры — жженой умбры и сиены, не удивительно что сажа добавляется для получения такой «горелой» краски.

 Присутствует также второй черный пигмент, в имитации умбры натуральной используется смесь желтого с p.Bk 11 (черноватый оксид железа — наверняка чем то другой оттенок дает, чем дали бы желтый и сажа).

Два тюбика белой краски — титановые и цинковые белила. Основная титановая (p.W. 6), укрывистая и предсказуемая в смесях с другими красками, активно используется в смешенных красках этой палитры (часто даже добавляется капля белил для уплотнения тона в синие и фиолетовые). Цинковые (p.W. 4) полу-прозрачны и непредсказуемы (На воздухе портятся, густеют крайне быстро, но сохнут медленно — трудно работать. Это отличается от привычной полимеризации акрила.) Первые хороши в любом случае, вторым же находится применение в тончайших лессировках, когда важно плавный, но не контрастный переход к светлому. Не стоит добиваться яркого белого цинковой краской, слишком много слоев потребуется, что в миниатюре критично и просто долго. По причине значительных времязатрат последнее время не работаю с этими белилами, их полезно применять вероятно только в художественной росписи (хотя проще пользоваться исключиительно титановыми, добавляя медиум когда необходима прозрачность). 

Общепринято, что титановые белила имеют желтоватый оттенок, цинковые — синеватый. Считаю в покрасе миниатюр слишком малы размеры что бы высматривать небольшие изменения в оттенке белого.

Не стоит забывать, что в дешевой «студенческой» Ладоге пигменты скорей всего с примесями, по этому даже титановые белила не столь яркие и укрывистые как у других производителей (Vallejo model color white превосходит их, проверял). Имеет смысл приобрести белила и черные от другой серии красок, например — Мастер-Клас, более качественный акрил от той же Невской Палитры (в наличии два белых и два же черных, но вероятно они глянцевые), или даже иного производителя попробовать, советуют белила Schmincke (немцы).

Белила замечательно подходит для высветления желтых и голубых, это светлые цвета и градиент от них к белому получаеться естественный. Остальные цвета они искажают, особенно темные по своей природе красные и фиолетовый (высветлять аккуратно, на малый диапазон). Черными в принципе нормально затенять все цвета кроме желтого, смесь с которым дает сложный зелёный цвет. В любом случае важна мера, в тех руководствах по покраске с которыми ознакомился — чернят цветные краски всегда по минимуму, что бы не скатиться в слишком темный сероватый оттенок. Добавления в цветную краску черной или белой — обесцвечивает ее в той или иной степени. Особняком стоит светло-серый, высветление им не дает синему превратиться в голубой, а фиолетовым и красно-фиолетовым не скатиться в розовый.

На MV провели сравнение черных от различных производителей.

Тон

Важный вопрос на который надо ответить при росписи миниатюры — какой контраст, тоновая растяжка между светом и тенью объекта? В ахроматических удобней следить за тоном, оттенок краски не отвлекает.

На матовых поверхностях, при условном дневном освещении, работает правило «пол пути до черного», говорящее что тень соответствует тону находящемуся на половине пути от локального тона материала к черному. Стоит запомнить сжатый вывод из этого — белые материалы таким образом внутри себя более контрастны (между светом и тенью длиннее градация серых оттенков), а их тень посветлей чем тень у черных. Черные же противоположное — менее контрастны внутри себя, а их тень по тону близка к максимально темному.

На прищур заметно как черная коробка потеряет обьем, грани же более светлых продолжают считываться. Неправильные для сравнения.

Себе объясняю этот принцип тем, что темные предметы поглощая свет отбрасывают в глаз меньше информации, а человеку трудно разглядывать в темноте (ну или высматривать детали в темном предмете). Если бы мы видели идеально, одинаково при нормальном и слабом освещении, тогда бы было логичней что бы внутренний контраст у разных по тону материалов выглядел одинаковым. Да и в целом тоновая растяжка ограничена двумя конечными точками, и черней черного не сделать, а тогда любой темный материал заведомо не имеет альтернативы для тени, кроме как лишь слегка ее отдалить от локального тона. Белые же и светло-серые имеют простор для тоновой растяжки от света к тени, но слишком темною тень взять нельзя, так как светлый материал и в тени отражает больше света чем темный и должен узнаваться.

Конечно в измененных условиях освещения могут на это добавятся другие факторы, скажем при слабейшем точечном источнике света тени на миниатюре будут стремиться к полной черноте или при близком ярком источнике можно засветить материал, так что его внутренний контраст увеличится. Но всегда в основе удобно искать отношения света к тени по «пол пути до черного», остальные эффекты освещения как бы накладываются поверх. Подробней написанно у Скота Робертсона.

Выше описанное адресовано к матовому материалу, отражающие же представляют из себя тот же матовый объект, но с нанесенной на него условной глянцевой пленкой (различной степени). Надо понять что отражения на глянцевых предметах — обыкновенный свет, который матовый объект отразил бы рассеяно, а глянцевый же слой часть света отразит не рассеяв, построив в глазу смотрящего зеркальное отражения окружения. Отражение представляет из себя свет, таким образом темные поверхности выдающие мало света — хуже отражаются или даже не видны вовсе (под местом где должна бы отразиться черная вещь на самом деле практически ничего не отражается, под этим углом видна именно матовая основа поверхности материала). Кстати отражения всегда чуть темней отражаемого, даже в зеркале, так как хоть маленькая но часть света поглотится зеркалом в себя вместо отражения к смотрящему.

В миниатюре, контрастные жесткие высветленния от черного к белому воспринимаются как глянец поверхности, так как нет иной причины появления белого на черном, кроме как отражения источника света. Правильное расположение, малый размер этих белых бликов, минорные изменения в цвете (например отражения земли и неба) — только усиливают эффект. На страницах Белого Гнома описан подобный принцип. В том же журнале неоднократно предупреждают об опасности перебелить черный, превратить в серый материал.

На все это накалывается ограничение малого размера фигурок, что бы хоть как то выделить мелкую деталь приходиться вопреки теории высветлить ее экстремально. (Мэтт Цексвиш рассказывал — чем меньше деталь на подставке или миниатюре, тем контрастней она должна быть выделена, что бы не потеряться.) Так же с черными граненными объектами например, часто не остается ничего другого кроме экстремального высветление граней для выделения формы.

Композиция

Строгих правил или точно работающих рецептов по подбору цветовых гамм на основе этих цветов не знаю, собрал лишь короткий список из приемов и наблюдений:

Лапин подробно описал самый базис черного и белого в композиции, если кратко — черный предметней, а белый это фон и пустота.  Загрунтованные черным миниатюры выглядят перегруженными, белые же смотрятся чище, легче и меньше.

Слабо отражающий свет черный и следовательно хуже передающий информацию об обьем — не лучшее решение для детализированной поверхности, окрашенное им рискует выглядеть неразборчивой темной дырой, а попытки исправить это экстремальными высветленниями в той или иной степени уведут общий тон в серый. 

Белый и черный проще воспринимать в трех ипостасях: холодный, теплый и нейтральный (прямо из тюбика). Нейтральные отлично подходят для всего синтетического, такого как керамическая броня к примеру. Холодные отображают чистоту, легкую искусственность и небольшую степень отражения, а теплые выглядят натуральными оттенками. В WD на целой странице подробней рассказано о покрасе белого.

Оттенком получается разделять одинаковые по тону детали на фигуре, если тон поменять нельзя, а выделить надо.

На практике миниатюры хорошо смотрятся растяжка между светом и тенью в которых одна часть цветная, другая ближе к ахроматической — начинает работать контраст по насыщенности. Цветового контраста (это когда в одном материале два разных цвета, разные для света и тени) на матовом материале, при предельно малой площади — не стоит добиваться, все запутывается превращаясь в кашу. Если можно обойтись — лучше чистые цвета, а разнообразия добиваться контрастом по тону и насыщенности (тем более так останется место для маневра другими цветами при старении поверхности). При росписи глянца (NMM) вероятно прийдется вводить новые цвета для отражений.

Если упрощать, то цветовой оттенок белого в тени зависит от глобального освещения. Например в солнечный безоблачный день, в тень белого или светло-серых имеет явно выраженный голубоватый тон, так как там освещена голубоватым светом от неба (наверно отразившись многократно, от полного спектра остается больше синей части).

Следует избегать максимальных белого и черного в работе, оставляя себе пространство для маневра. Профессиональные покрасчики пишут о использование цвета буквально на каплю темней белого, вместо него же (часто это песочный оттенок). Слишком яркий или темный цвет выглядит не естественно, стоит поберечь его для мельчайших экстремальных высветлений или затенений в редких случаях (NMM)

Оба цвета прекрасно работают с металликами. Исключительно хорошо белый сочитается с серебрянкой. По сути серебренная краска это сильно искажающий сероватый глянец, в котором наивысшее светлое отражение чуть темней белого, и следовательно подобрав яркие белила его еще на капельку получится высветлить, либо точней определить светлую зону на металле).

Матовый черный крайне нейтральный, невзрачный цвет, за ним закрепленены в основном две ассоциации — деловая строгость и траур. Отдельно выделяется глянцевый черный, сейчас это модный, футуристичный и очень чистый цвет. По этому в миниатюре стараются имитировать именно черный глянец, матовый же в малом масштабе воспринимается грязью (пример миньки ГВ с контрастными высветлениями граней до крайне светлого тона, либо вовсе сочной цветной краской, как в случае некронов и темных эльдар).

Конец

Не все применяю на практике, некоторое ленюсь делать или пока не освоил достаточно (с внутренним контрастом много ошибок). Увы, пока что не понимаю много, особенно о белых тонах.

Много позже публикации наткнулся на статью о белилах.

В интеренете полно заметок о этих цветах, например на MW о черном и белом подробно написанно.

Как же не упомянуть очередную книгу от французского историка-медиевиста:

«Черный. История цвета» Мишель Пастуро. Давно читал — только краткий пересказ.

За черным в древние времена и античность закрепляется ассоциация с мудростью и в меньшей степени трауром (смертью), массово цвет не распространен из-за проблем с закреплением красителя на тканях. Средневековое христианство присвоило ему спектр негативных толкований, отныне это цвет дьявола и библейской тьмы. Черные животные у германских и славянских язычников, вороны и медведи — перестают восприниматься мудрыми, а становятся дьявольскими.

В монашеской среде зарождается спор по отношению к цвету одеяний, белые или черные (темно-серые и грязно-коричневые конечно). Победителем выходит черный, что увеличивает его популярность и возвращает ему статус цвета мудрости, смирения и благоразумия, этот символизм переходит и в геральдику.

Эпоха просвещения сначала сделала его цветом роскоши (черный соболь например), но с развитием методов закрепления красителей на тканях постепенно удешевила перевела его в деловой, цвет униформы чиновников и нуворишей. В те же времена стал выделяться серый, он занял положение между полюсами света и тьмы, став цветом надежды на изменения к лучшему. 

С шестнадцатого по восемнадцатый век благодаря борьбе протестантизма с цветом (точней с привычкой католиков к яркому украшению церквей, и роли цветов в обряде) — черный еще сильней распространился и стал самым популярным в Европе. До сих пор в протестантской среде черный считается наиболее достойным цветом.

Эпоха просвещения принесла новое научное понимание цвета и достижения в красильном деле, интерес к ранее не востребованным цветам забрал у черного изрядную часть популярности, лишь к промышленному времени он опять вернулся, став цветом бедняков (вкусы богатых моментом сместились в противоположное, светлые стали модными).

В наше время, после очередного триумфа в начале двадцатого века (связанного с промышленной революцией и черно-белой фотографией) — стремительно обесценился. Сейчас за ним сохраняется минимум того богатства символов, которые были раньше, теперь это наверно самый нейтральный цвет.

 Нет комментариев    8   2018   как?   Ладога

Синие

Попытаюсь разобраться в оттенках синего, как их получать и где использовать. Вынудили на это трудность с цветами из синей области спектра, получающимися у меня скучным и не естественными.

В используемой мной Ладоге два синих пигмента — фталоцианин синий и ультрамарин. Оба дешевые и распространенные. Выпускаются в чистом виде с небольшой примесью белил, думаю для придания плотности и матовости. Все остальные шесть тюбиков синеватых оттенков в палитре — смеси этих двух между собой, так же с фиолетовым и зеленым.

На белом пластике сделал пробы, учитывая полупрозрачность краски — показана максимальная доступная яркость. Цветопередача примерная, надеюсь достаточная для понимания отношения цветов между собой.

Фталоцианин синий

Индекс пигмента p.B.15:3, это сине-зеленый цвет. Краска на его основе интенсивная, полупрозрачная и полулянцевая.

Это современный пигмент, получен в тридцатых годах прошлого века. Его выпускают в зеленом цвете (p.G.7) и в широком ассортименте синих оттенков (p.B.15). Пятнадцатый синий синтезируют в диапазоне цветов от сине-зеленого до нейтрального синего с красноватым отблеском, через двоеточие обозначен вариант пигмента. Фталоцианины меди крайне интенсивного тона, производители красок добавляют наполнители что бы пригасить это.

Синий ФЦ разбеленный белилами

Цвет сильный, осветленный не теряет сочности. Первый квадрат в правом ряду с минимальной добавкой белил для приглушения насыщенности.

Зачернение: слева черной и серым, а справа комплементарным оранжевым

Добавка черного (p.Bk.7), либо серой смеси полученной из белил с черным, дает на выходе более выраженный зеленоватый оттенок в синем. Оранжевый (p.O.73) же обесцвечивает синий, убирая зеленоватые отблески в нем и делая его темней. Смесь с комплиментарным получается более укрывистой чем составляющие ее цвета, в правой группе первый квадрат показывает синюю ФЦ затененную малым количеством оранжевой, второй равные пропорции обеих красок дающие нейтральный черный, третий — осветленный белилами такой черный, видно что он получается без явного перекоса в синий либо оранжевый.

Читал совет использовать английскую красную (p.R.101) в качестве комплементарного, но не проверял это пока.

Cлева сместь с зеленой ФЦ, в центре с фиолетовой темной, а справа — розовой темной

Отлично смешивается с родственной зеленой ФЦ, естественно сильней сдвигает цвет в сторону зеленого. Производитель выпускает два тюбика такой смеси — бирюзовая и  изумрудная, обе краски уже сильно разбеленые, запас насыщенности фталоционинов позволяет делать такую яркую и светлую краску.

С фиолетовой темной (p.V.23) выдает сине-фиолетовый, близкий к ультрамарину. В Ладоге есть тюбик с ней, незамысловато называется — синий.

Розовая темная (p.R.122, красно-фиолетовый) предсказуемо дает очень слабый фиолетовый. На примере разбеленный цвет, для наглядности.

Не стал рассматривать результат смешивания с красно-оранжевым, там точно будет темный и сильно блеклый фиолетовый, грязноватый коричневатый. Желтый цвета тоже мимо, они выдают целый спектр слабых зеленых.

Ультрамарин

Индекс пигмента p.B.29, сине-фиолетовый. Гораздо менее интенсивней и немного менее укрывистей чем синий ФЦ.

Синтетический пигмент, полученный в начале девятнадцатого века для замены одноименного дорого пигмента получаемого из полудрагоценного лазурита. Считается что этот заменитель немного темней и фиолетовей натурального.

Ультрамарин разбеленный белилами

Цвету не хватает запаса насыщенности (сравнивая с ФЦ). Малое количество белого придает ему некоторую плотность, но при значительно осветленнии — обесцвечивает, становится близким к светло-серому и уводит в выраженный фиолетовый тон.

Зачернение: слева черной и серым, а справа комплементарной охрой золотистой

Черный пересиливает, приятно выглядит лишь незначительно зачернение. Небольшое количество уплотняет тон, но осветлять такую смесь вряд ли стоит — цвет исчезнет. Комплементарная охра золотистая (p.Y.42) дает темно-серый с зеленоватым оттенком, посветлей тоном чем затемненная комплементарным синяя ФЦ.

Cлева сместь с зеленой ФЦ, в центре с розовой темной, а справа — красной и оранжевой

Эта краска себя отлично проявляет себя вместе цветами спектра от красно-фиолетового до оранжевого, выдавая великолепные оттенки фиолетового. С зеленым получится лишь темно-изумрудный (благодаря доминирующей роли зеленой ФЦ).

Остаточный синий

Слева зеленый ФЦ с фиолетовой темной, справа — он же с розовой темной (красно-фиолетовый)

Слабый темно-синий получается из смеси зеленого с фиолетовым и красно-фиолетовым. Доставать синий из подобных красок имеет смысли только при использовании ограниченной палитры с этими цветами.

Другие производители красок

Производство акриловых красок во всем мире весьма однородно, как и во многих других областях удачные решения распространяются на всю отрасль. Касательно синих — фталоционин меди крайне хорош как в роли пигмента, так и в качестве красителя. Он встречается повсеместно, но одним сине-зеленым пигментом весь спектр не перекроишь, нужен еще сине-фиолетовый, в роли которого часто выступает двадцать девятый синий — синтетический ультрамарин.

Краски позиционируемые как дешевые ученические или для декоративно-прикладного творчества — обходятся этими двумя пигментами. В сериях качественных художественных красок набор синих пигментов увеличивается и причины этого разнообразны. Трудно обосновать это попыткой закрыть дыру в палитре, те два базовых пигмента перекрывают все нужды, здесь скорей дело отчасти в рабочих качествах как например прозрачность пигмента, или его совместимости с медиумом, так и в потребности покупателей ищущих привычную проверенную краску, которая часто упоминается другими художниками и в книгах, например берлинская лазурь.

Касательно миниатюр считаю двух самых базовых синих достаточно, нет смысла искать другие пигменты.

Проверяя свои мысли нашел в сети перечень пигментов в красках Vallejo Model Color, отличие от ладоги лишь в двух версиях пятнадцатого синего. Судя по выкраскам и по опыту у цитадели аналогичная картина. В Maimeri Polycolor, краска распространенная в тульских художественных магазинах, примерно тоже что в Ладоге.

Пробы в цифре

Сравнил различные оттенки цветов в более свободной манере и прикинуть как этот цвет может меняться в различных обстоятельствах. Колориметрией не заниматься, делать примерно.

Примерное положение Голубой ФЦ и Ультрамарина на цветовом спектре, видно что первый цвет соответсвует голубой части, а второй синей.

Синий (он же сине-фиолетовый) занимает малую часть длины световой волны, совсем немного ему до соседних фиолетового и голубого, что значит промежуточных цветов от него получается мало, и ценен синий сам по себе. С голубым (сине-зеленый) другая история, от него далеко находится зеленый (на картинку даже не влез) и между этими цветами влезает множество оттенков, ключивые: бирюзовый, циан и изумрудный.

Работать удобней с богатой голубой частью спектра, синяя же ограниченна и легко скатывается в фиолетовый. Ниже чуть осветленный и обесцвеченный спектр иллюстрирует это — насыщенный синий пропадает, на его месте лишь сиреневые и фиолетовые, голубой же читается богатой серо-голубоватой палитрой.

Есть смысл сравнить эти два цвета в различных в проявлениях, вероятно поможет понять что-то. Посчитал удобным сравнивать нарисованные кубики, так наглядней поведение цвета на свету и в тени. Два момента требующие упоминания:

В этих тестовых кубиках тень по отношению к свету занимает половину пути к черному, как бывает при усредненном дневном освещении. Чуть подробней это значит что диапазон тона на светлом материале больше чем на темном, и что тень светлого не будет чересчур зачерненной. Больше об визуализации у Скота Робертса стоит почитать. Стараюсь следовать этому в миниатюре, хотя часто поддаюсь искушению делать отношение более контрастным, что мне кажется лучше смотрится в живую, но менее естественно на фото.

Насыщенность цвета и небольшие колебания оттенка зависят от освещения, цвета при условном дневном освещении как есть показаны, теплый свет приглушает синие, немного смягчает и желтит теплые и дает ахроматическим цветам выраженный красноватый или желтоватый оттенок, холодный наоборот глушит теплые, смягчает холодные и добавляет голубоватый оттенок. Джеймс Гарни подробней про влияние света рассказывает. В миниатюрах этого увы не применяю, но если хочу научиться красить качественней прийдется учитывать, а в случае росписи направленного света (OSL) тем более. В кубиках ниже влияние освещения не учитывал.

Голубой (сине-зеленый)

Это упрощенная визуализация, вероятно так бы цвет повел себя на миниатюре в идеальных условиях.

Пробую различные состояния этого цвета, первый кубик слева — уменьшаю насыщенность. Приглушенный цвет на свету, но более насыщенный в тени делает похожим это пробу на потертую джинсу или выгоревшую ткань. На миниатюрах крася от темного к светлому часто перебарщиваю с высветленнием, в тени оставляя насыщенный темно-синий, а в свет добавляю все больше белили, которые помимо прочего постепенно съедают цвет. Этого стоит избегать, если цель конечно не состаренный материал, хотя в определенных условиях крайне насыщенная тень сработает, например если необходимо выделить именно теневую часть.

Рядом с ним серо-голубой кубик, выглядит обесцвеченным полностью, но это не так. Если тень на такой пробе была бы теплей или наоборот — глазу стало бы с чем сравнивать, синий оттенок серого проявлялся наглядней, да и естественней подобное изменение света. Важно с серыми, даже подкрашенными учитывать, симультативный контраст. В данном случае, в окружении синих, в сероватом кубике проявляется комплементарный оранжевый который закладываясь на голубой — еще больше обесцвечивает его. Интересно сравнить как могло быть — вот. Малое количество голубого в сером не делает лучше, важен контекст.

Следующий кубик — добавил каплю зеленого, показать что даже самый маленький сдвиг влево по спектру кардинально изменяет настроение цвета. Чем светлей эти сложные сине-зеленые, тем явственней синева в них, чем теменей — заметней зеленое.

Далее темно-синий, признать самая сложная для меня группа цветов, которые еще ни разу не получался в миниатюре. Предполагаю причины в трудности соблюсти слабый контраст между светом и тенью, не перебелить, и в удержании необходимого уровня насыщенности цвета. Снизишь насыщенность — получишь серый цвет, оставишь чрезмерно насыщенным и темным — черный. (Пример высветление насыщенного темно-синего светло-серым)

Далее вклинился обыкновенный голубой куб, но с высветление белым под глянец. Хотел проверить как смотрится высветление синего в идеальном случае, добавление чистого белого. Выглядит искусственно, для отрисовки голубоватого свечения подойдет на отлично, но в качестве света материалов приятней смотрится свет уведенный немного в сторону по спектру.

На последним отобразил яркое выделение края цветам чуть сдвинутым в зеленый, а тени подвел красным (фиолетовый оттенок в тенях появился). Конечно желательно изучать цвета в контексте, но даже в таком изолированном виде заметно что введение оттенков в свет и тень сильно его обогащают. В миниатюре это конечно сложно, очень все мелко и часто приходится упрощать цветовую растяжку, но если получится не запутаться и соблюсти необходимые контрасты по тону, цвету и насыщенности между светом и тенью — результат выйдет максимально приятным.

Синий (сине-фиолетовый)

Его в цифре не трудно выделить и нанести на плашку, но в живую красками повторить это крайне сложно. Цвет не стабильный и в виду своей редкости немного химозный.

Условный ультрамарин, он же синий.

Придумал только три применения этому, первое разбавлять голубой что бы попытаться найти усредненный синий, второе получать богатую палитру фиолетовых оттенков (Голубой из-за большого количества зеленого, и небольшого желтого в нем не подходит для этого). Третье не очевидное — получать интересный серо-фиолетовый простым выбеливанием синего, такое свойство этого цвета пригодиться при отрисовки телесного.

Слева осветление белым, справа градиент фиолетового.

На практике

Сделал лишь сравнение ФЦ и Ултрамарина, что дало понять как сильно по разному ведут эти две краски при нанесении в миниатюре. Ультрамарин на удивление оказался послушней, ложился ровней. Голбая ФЦ мало того что блестит, так еще часто накладывается разводами.

Учел что красил ранее синим при этой попытки разбора (работал преимущественно пятнадцатой синей), что то сверх того специально для заметки не стал делать.

Анализировать как эти цвета применяют выдающиеся миниатюристы и художники пока не вижу смысла, стоит разобрать остальные цвета, лишь затем смотреть как их используют другие, ведь никто не расписывает миниатюрки изолированно в синий, важно окружение.

Вывод

Необходимо закончить, подытожив кучу текста выше. По пунктам:

  • Голубая ФЦ основная синяя краска, но она слишком ядреная поэтому никогда не использовать ее в чистом виде, приглушать насыщенность и лишь затем красить.
  • Ультрамарин смешивать с фиолетовыми и красными, голубую ФЦ с зелеными.
  • Оранжевый вместе с голубой ФЦ дает темный серый оттенок, вполне достаточный для замены черного.
  • Высветление чистым белым, как и затенение черным портят синий.
  • Темно-синий воспринимается как черный или близкий к нему, светло-голубой как родственный белому.
  • Синий в целом самый нейтральный из цветов (Наверно потому как он присутствует везде, это цвет неба отражающегося вокруг нас в огромном количестве материалов, в любое время года. Это цвет тьмы.)

Бонус:

«Синий. История цвета» Мишель Пастуро

Не мог пропустить эту отлично вписывающуюся в тему книгу. Пастуро обьясняет этапы появления и развития синего цвета в западном мире, восприятия его людьми разных эпох. Он подробно останавливается на применении синих красителях и моде на окрашеные ими ткани, уделяет внимание эволюции символического значения этого цвета.

Несколько выписок:

  • Не существует транскультурной истинности цвета.
  • Красный наиболее древний краситель, в течение нескольких тысячелетий окрашивание тканей — это окрашивание преимущественно в красный цвет. Факт, находит подтверждение в латинском языке: слова coloratus (окрашенный) и ruber (красный) — синонимы.
  • Длительное время в большинстве индоевропейских социумах у белого было два антагониста — красный и черный. Можно определить восприятие красного как окрашенной ткани, белой — не окрашенной, чистой и первозданной, а черной — некрашеной и запачканной, грязной.
  • Две основные шкалы измерения цвета в древности и Средневековье — яркость и насыщенность.
  • Синие и зеленые с желтыми конечно существовали, но им не было места в плане символики. (красный, белый и черный перекрывали все нужды)
  • Кельты и германцы употребляли вайду (синильник) в качестве синего красителя. На Ближнем Востоке, Африке и Азии — индиго. Все это растения, при этом индиго гораздо насыщенней и более стойкий. Там где растет индиго еще в древности появилась мода на синие.
  • Библия не дает нормальные данные о цвете, переписывая и переводя авторы часто добавляли предмету и явлению цвет, который в их время связывали с подобными вещами.
  • Красители получаемые из моллюсков сильнейшим образом изменяют цвета со временем.
  • Лазурит, он же ультрамарин — применялся в живописи, добывается в далеком Афганистане и Иране. Пигмент из него получить трудно, кроме того что этот твердый камень необходимо измельчить, так его еще надо очистить от белых и желтоватых прожилок серного колчедана (древние думали это золото). Греки и римляне растирали не очищенный, получался только грязный синий. В Средневековой Европе изобрели способ очистки с применением воска и вымачивания измельченного камня.
  • Ультрамарин не блекнет на свету, но не годится для обширных поверхностей(?), кроме того из-за дороговизны художники вынужденно покрывали лишь ту часть изображения, которая должна привлекать к себе большее внимание.
  • В противовес ему в Средние Века и Античность получил распространение более дешевый пигмент — медная лазурь. Это минерал, основной карбонат меди, встречающийся в природе не в виде камня, а в виде кристалла. Он не светостойкий, часто меняет цвет в сторону зеленого, темнеет и обесцвечивается. Труден в производстве, слишком мелко истолчешь — блекнет, круно — плохо сооед. с связующем и получится зернистая поверхность. В Античность его добывали в Армении, Кипре и на Синайском полуострове. В средневековье в горах Германии и Богемии, т.н «горная синева».
  • Древние изготавливали искусственные краски — медные опилки с песком и поташем (щелочью). Египтяне на основе подобных силикатов меди создавали синие и сине-зеленые оттенки дивной красоты. Вдобавок покрывали их прозрачной глазурью, делающих покрашенные вещи похожими на драгоценности. Они считали что синий приносит благополучие и отгоняет злые силы, поэтому он наряду с зеленым (ему похожее приписывали) присутствует в гробницах.
  • У греков синий встречался гораздо реже, для них основными были красный, черный, желтый и белый (стоит к ним еще золотой добавить). Для римлян синий — мрачный, восточный, варварский цвет. Им пользовались редко и неохотно. Плиний Старший писал что лучшие живописцы используют только четыре краски: белую, красную, жетую и черную. Исключение только мозайка, прийдя с востока она принесла более разнообразную цветовую гамму, в которой больше зеленых и синих цветов. В ней синий не только цвет воды, но часто и фон, нередко даже символизирует свет.
  • Римляне считали синий враждебным и вульгарным, даже голубые глаза признавались недостатком внешности.
  • Раннее христианство не использует синий (активно в витражах появляется после XII века), главным цветом для церкви определяется белый (хотя убогость методов окраски не позволяла добиваться в те времена белоснежности).
  • Авторы Античности и раннего Средневековья игнорируют синий или уделяют ему минимум внимания в трактатах о цветах и тп.
  • В IX — XII веках в церкви шла борьба за определения понятия цвет, т. н. хромофобы и хромофилы. Хромофобы считали его не разновидностью света, а родом материи — вещи бесполезной и презренной в духовном плане. Вообще свет в средневековой теологии — явление которое одновременно и видимо и нематериально (свет — это зримость неизреченного, а значит эманация божества). Суть спора, если цвет это свет — то такое хорошо и богоугодно (ничего не может быть слишком прекрасным для дома божьего, кстати для них синева — цвет света божья и неба, как считали хромофилы), но если на оборот — мерзостное украшательство которому не место в храме.
  • С XI-XII синий становиться атрибутом скорби богоматери (этот цвет фигурирует часто на мафории, реже на тунике, или совсем редко вся ее одежда синяя.) В эпоху барокко мода меняется, тогда золотой становиться цветом богоматери, сияние лишь для обозначения божественного света. (это продержится до середины XIX века) С принятием догмата о непорочном зачатии девы Марии ее цвет станет белым (с которым и ассоциировался во многих епархиях западного мира еще с пятого века).
  • В геральдике с XII века появляется лазурь (условный синий, роль такого название обозначить категорию). Его популярность растет, если в начале он встречается лишь на одном из двадцати гербов, то к XV веку уже на каждом третьем.
  • Возрастание популярности этого цвета совпадает с возрастающими возможностями технологий, сначала стекольщики получили удовлетворительный синий, потом немного подтянулись пигменты, но когда красильщики научились получать ровный насыщенный синий и началось промышленное культивирование вайды, вот тогда пришел настоящий интерес к цвету.
  • Вайда — дикорастущие растение произрастающее во многих регионах Европы, краситель на ее основе практически не требует закрепления. (с красными подобную процедуру приходиться проводить по несколько раз)
  • Изготовление краски из ее листьев — долгий и сложный процесс. Собранный листья перемалывают в спец мельнице, полученную массу 2-3 недели выстаивают, затем из нее формируют шары 15-16 см в диаметре. Потом эти заготовки долго сохнут под навесом на решетчатых лотках, через несколько недель эти заготовки продают торговцу вайдой, который превращает эти заготовки в краску.
  • Существовал конфликт между производителями красной и синей красок, однажды в Тюрингии торговцы мареной просят витражных дел мастеров изобразить чертей в синих одеждах, что бы дискредитировать новую моду.
  • В Средние Века существовало отвращение к смешиванию и смесям. Смешивать, сливать, сплавлять или спаевать воедино — часто воспринималось как дьявольское нарушение, ибо оно нарушает порядок и природу вещей установленную творцом. На тех кто это делает, как аптекари и кузницы — смотрят с опаской как на мошенников, да и сами они применят смешивание с опаской, например красильшики не смешивают краски для получения новой, наслаивать — сколько угодно, но не смешивать!
  • В те времена не менее высоко чем сам цвет — ценили его насыщенность и яркость.
  • Восхождение синего разрушило привычную трехполюсную модель (ранее желтый считался белой разновидностью, синий — черной и тп.) Теперь зап. обществу требуется шесть цветов — белый, черный, синий, красный, зеленый и желтый. Красное — синие оформились как антагонисты (XIII век).
  • Мода на черный начавшаяся в XIV веке подстегнула и моду на близкий ему синий.
  • Идеологи реформации были благосклонны к сниму, ведь этот цвет отсутствовал в католической литургии.
  • В XVIII веке благодаря достижениям в науке (Ньютон) цвет стал управляемым и поддающимся измерению. Тогда он начал выполнять в произведении функции в которых ему ранее было отказано — упорядочивающие, выделяющие и иерархирующие. Кроме этого цвет может показать того что не может рисунок
  • В том же веке синий занял свое место в общественной символики — цвет прогресса, просвещения, заветных чаяний и желанных свобод человека.
  • Вайда была постепенно вытеснена Индиго, более дешевым (к тому веку в связи с открытием Нового Света и рабскому труду на его сборах с плантаций) и качественным красителем.
  • Индиго добывают из листьев индигоноски, кустарника растущего в Индии и на Среднем Востоке. Красящее вещество, индиготин, получают их верхних молодых листочков. Оно предает тканям настолько насыщенный и стойкий синий цвет, что красильщику почти не приходится использовать протравку, что бы закрепить краску в волокнах ткани. Единственный недостаток такой краски — ее матовость. Известна с античности, но в Древней Греции ее считали камнем, называли лапиз индиго.
  • В 1878 немцы синтезировали и начали производить в промышленном масштабе искусственный индиготин. (на знаменитой BASF — бадише анилин унд зода фабрик)
  • Прусская синь, она же берлинская лазурь — искусственная краска изобретенная в 1708 году, сине-зеленого оттенка. (Берлинская лазурь разрушается от щелочи, из-за этого не совместима с некоторыми основами красок)
  • До XVIII века голубые, светлые оттенки синего были не в почете у знати, их носили больше крестьяне. Бедные одевались в серо-голубой выцветшей и некачественно окрашенной ткани. В первой половине того века сначала среди женщин, затем мужчин — появляется и мода на голубые, иногда совсем светлые, именно в то время языки обогащаются названиями светло-синих цветов.
  • Романтизм сделал синий цветом любви, меланхолии и мечты. Цвет затуманенного рассудка.
  • Интересна ассоциации с пьянством во многих языках, у немцев есть «blau sein», что значит «быть в подпитии», у англичан и американцев «The blue hour», это обозначение времени когда заканчивается рабочий день и мужчины вместо дороги домой идут в бар на час, запить огорчения рабочего дня
  • Во времена Великой Французской революции сформировались современные политические цвета. Тогда же синий стал предпочтительным цветом в униформе, а занчительно позже из-за зависимости от ввоза индиго Англией во Франции отказались от синих штанов вынуждено заменив их на знаменитые красные.
  • C 1920-х годов бум темно-синих тканей. Во многих местах мира он потеснил или даже заменил черные цвета, превращение черного в тесно-синий — одно из центральных событий в истории одежды XX века. (синий другой черный) Особенно выделяются джинсы, им синий во многом обязан популярности последнего времени (где-то с 1950х).
  • Соц опросы за прошедшие сто лет показывает неизмеримую популярность синего цвета в западном мире. Вероятно причина этого в размытости символического значения, гораздо большей чем у других цветов. Это нейтральный цвет, синий не отталкивает и не шокирует.
  • Такое явление как цвет в разных культурах определяют, понимают и примиряют к жизни по разному. Например у японцев важней не цвет а его отражающие свойства, матовый он или блестящий.
  • В большинстве социумов черной Африки цвет не воспринимается как нечто существующее само по себе, не как феномен обусловленный исключительно зрением. Цвет у них ощущается в неразрывном единстве с другими органами чувств (сухой цвет или мокрый, мягкий или жесткий, гладкий либо шершавый и тп.). Кроме того у многих этносов Западной Африки хроматическая культура зависит от пола, возраста и социального статуса.
  • Это умиротворяющий цвет, призывающий к согласию. Недаром все крупные международные организации выбрали себе эмблемы голубого или синего цвета (когда-то Лига Наций, а в наши дни — ООН, ЮНЕСКО, Совет Европы, Европейский союз и другие)
  • В настоящее время синий считается самым холодным цветом. В абсолютном смысле, конечно же, нее существует теплых и холодных тонов, это чистейшая условность меняющаяся в зависимости от времени и места. В средние века и эпоху Возрождения в Европе он считался теплым цветом, иногда даже самым теплым из всех. (От сюда и вывод что картины старых мастеров не надо рассматривать исходя из тикущих представлений о цветах, иначе выводы окажутся ошибочными.)

Наткнулся в стороннем блоге на обзор синих и голубых красок, точней выписки о них из мемуаров Надежды Беленькой «Тайны постижения живописи».

Teufelsfarbe (нем.) — дьявольская краска, как называл синий некий знатный немец из Средневековья.

На последок хочу сказать что написал заметку как шмог.

 Нет комментариев    10   2018   как?   Ладога

Ладога — художественный акрил в росписи миниатюр

Эта краска не заслужено непопулярна в среде художников расписывающих миниатюры. Она несравненно дешевая, в основном матовая, полупрозрачная и в отличие от моделистких — заставляет учится думать как правильно смешивать необходимые цвета.

Цена чуть больше сотни за сорока шести миллилитровый тюбик густой краски, это достигается за счет использования дешевых пигментов и помогает отсутствие моделисткой наценки.

После высыхания заметно темнеет и блекнет, дает слой гладкий и близкий к матовому. Основное отличие от Vallejo, Citadel и подобных — высокая прозрачность, укрывистыми являются лишь три цвета в палитре. Работая с Ладогой прийдется постоянно учитывать тон и цвет подкладки, предвидеть как один цвет повлияет на другой и использовать это. Такие характеристики делают этот акрил удобным для тончайших лессировок.

Для сравнения краска art color от Pacific88 имеет запредельное содержания пигмента и вероятно наполнителя, что дает максимально матовый слой. По такой рыхлой на микроуровне поверхности накладывать лессировки затруднительно, тем более укрывистой краской. Art color очень похожа на темперу Мастер-Класс.

Принцип субтрактивного смешивания цветов

Палитра Ладоги насчитывает 38 цветов (металлики не в счет), на деле большенство из них намешаны несколькими основными пигментами. В росписи миниатюр понадобиться лишь 10 — 12 тюбиков с монопигментными цветами и умение смешивать любые оттенки из них, подробней это описано у Уилкока.

Моделисткие краски с их запредельным количеством цветов не стимулируют учится смешивать цвета, и откровенно ими трудно это делать — нe ясно из чего они намешаны.

Необходимые краски

Ниже фотографии покрашенных Ладогой плашек, на которых нанесены черные полосы для оценки прозрачности. Здесь изображен минимальный набор красок за исключением белил.

В виде круга.

Я пользуюсь этой подборкой уже давно и поделюсь небольшим опытом. Оговорюсь сразу же, как и у многих других красок — здесь очень большой выбор красных и желтых пигментов, которые можно поменять в подборке.

В книге Марка Чангизи «Революция в зрении. Что, как и почему мы видим на самом деле» описана теория эволюции цветного зрения, согласно которой оно появилось у нас в связи с необходимость различать оттенки кожи собеседника (читать его реакцию, состояние здоровья). Мне кажется такое внимание к спектру от желто-оранжевого до красно-фиолетового обусловлено этой особенностью нашего зрения, мы легче различаем эти «телесные» оттенки.

Белила

В художественных красках их часто два вида, титановые и цинковые. Они имею немного различные оттенки, но в малых размерах миниатюры это не имеет существенного значения, важен лишь их показатель укрывистости. Титановые — плотные укрывистые и хороши в любом случае. Цинковые — полупрозрачны, нужны для аккуратного осветления оттенка и смесью на их основе удобней делать лессировку.

Ко многим краскам Ладоги добавлена капля титановых белил p.W 6, это видимо сделано для уплотнения цвета. старайтесь не добавлять черный к ним — в оттенке будет проступать серый, создавая грязь.

Оба пигмента достаточно молодые, оксид цинка начали использовать с середины XIX века, титана — после первой мировой. До этого художники травились свинцовыми белилами. Современные пигменты белил в подавляющем большинстве оксиды и сульфаты металлов.

Черный

Сажа газовая, название по использованному пигменту — замечательно матовая и укрывистая краска, не максимально черная. В последнее время стараюсь не использовать совсем, намешиваю темно-серый из комплиментарных, чего всем и желаю.

В художественном акриле пигментом для него преимущественно выступает жженая органика — дерево, кость или чистый углерод, в случае газовой сажи. Краска уже безжизненная в своей основе. Интересно что графит так же считается черными пигментом.

Оранжевый, фиолетовый и зеленый

Оранжевый не имеет альтернативы, его брать в любом случае. В смеси с голубой ФЦ он дает практически черный оттенок. К Фиолетовому подходит фиолетовый темный(+p.W 6), краска насыщенная и темная, единственная из цветных укрывистая. Зеленый представлен зеленой ФЦ(+p.W 6) и окисью хрома. Советую взять первый как очень популярный и распространенный пигмент, второй на вид не сильно насыщенный зелено-желтый, больше ничего о нем не могу сказать, не пробовал.

Зеленые средняя и светлая — промежуточное между зеленым и желто-зеленым. Интересно отсутствие белил, т,е. их не получить смешав зеленую ФЦ и светлую желтую, каждая из которых чуть разбеленная (+p.W 6). Выгодно брать зеленую светлую, если нужен насыщенный зелено-желтый цвет. На мой вкус альтернатива ФЦ + лимонная чуть ярче но гораздо более прозрачная.

Синие

Сини-зеленый — голубая ФЦ(+p.W 6), а сини-фиолетовый — ултрамарин(+p.W 6). Последний не значительно отличающийся от голубой ФЦ (в разбеленом виде проскакивает фиолетовый оттенок).

Желтые

Желто-зеленая — конечно лимонный, пигмент p.Y 3 великолепен в этой роли. Вместо лимонки вполне подойдет желтая средняя. С желто-оранжевой у меня сложности, пользуюсь для этой роли охрой-золотистой, которая не насыщенная краска хотя самая плотная из желтых. Думаю стоит сменить на желтую темную.

Охра светлая и золотистая у Ладоги — ржавчина железа, краски на ее основе получаются цветами от красного до желтого, и относительно плотные.

Красные

Выбрал под красно-оранжевый — красный, а для красно-фиолетового — розовый темный. Насыщенней этих двух в красной зоне палитры Ладоги нет, но можно попробовать подобрать из трех альтернативных цветов менее насыщенные и более укрывистые оттенки.

Вместо заключения

Недостаток этой краски — не такая сильная насыщенность цветов как у популярных конкурентов, я решаю эту проблему добавление сторонних красок с яркими пигментами. Подходит для этой цели набор из пяти цветов vallejo fluo. Пока лишь единожды потребовалось такое.

Ниже на выкраске с официального сайта пометил цвета которые рекомендую брать и которые — нет. Конечно можно использовать в работе то что вычеркнуто, но лишь понимая как их намешать.

База данных пигментов для любопытствующих.

Примеры миниатюр покрашенных Ладогой — практически все в этом блоге, за небольшим исключением ранних работ, где применяюю ее вперемешку с Vallejo.

Металлики не упоминаю, они в целом плохие у этого производителя. Хотя бронзой я активно пользуюсь для покраса орков.

 Нет комментариев    9   2017   как?   Ладога